Nat Laurel https://www.natlaurel.com/ru/ Sat, 17 Dec 2016 12:07:52 +0000 ru-RU hourly 1 http://wordpress.org/?v=4.2.2 Формула Два: “New Look” Follow-up https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d1%84%d0%be%d1%80%d0%bc%d1%83%d0%bb%d0%b0-%d0%b4%d0%b2%d0%b0-new-look-follow-up/ https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d1%84%d0%be%d1%80%d0%bc%d1%83%d0%bb%d0%b0-%d0%b4%d0%b2%d0%b0-new-look-follow-up/#comments Thu, 15 Dec 2016 01:32:36 +0000 https://www.natlaurel.com/?p=9035 В Инстаграме развернулась дискуссия по следам постов о Формуле Два: New Look, и одна из подписчиц рассказывает,  как съездила в Maje, померила юбку и отражение в зеркале вызвало у нее противоречивые ощущения. “С одной стороны, изгибы-линии-формы – привлекательно и сексуально, но вот разница между шириной бедер и краем юбки смущает. Напоминает хвост русалки. Если поставить ноги чуть шире, то все нравится, но стоит встать солдатиком – и перевес бедер на лицо. Это нормально или же все-таки есть бедра, которым эта юбка не идет? Например, когда бедро низкое?”   

 

Я напомню, что Формула Два: The “New Look”  в принципе посвящена салонной красоте и строится на главных достоинствах салонной внешности: хорошо очерченная талия, прогиб в спине и – неминуемый результат такой морфологии – низкое бедро. Формула “New Look”, в том виде как она подана в статье, задумана красиво оформить низкое бедро. Не спрятать, не убрать, а красиво и выгодно его оформить. Поэтому – да, плотная трикотажная юбка его подчеркнет. Это часть формулы. Трикотаж четче и тоньше транслирует контуры женского тела, чем тканый материал. Бедро будет заметным, оно будет фигурировать и задавать тон вашему образу. Современной женщине, прозомбированной – я просто уже не знаю, как еще сказать – андрогинными картинками, сама мысль обозначить свое бедро видится крамолой. Может быть, я тоже невольно приняла участие в формировании такого сознания, часто используя формулировки “спрятать бедра”, “минимизировать бедра”. Но, по-большому гамбургскому счету, в этом дивном новом мире я вижу свою главную миссию в том, чтобы помочь женщинам перестать извиняться за то, что у них есть бедра. Если у кого-то их нет (они не выражены), то, поверьте мне, это просто прекрасно. Но, если у кого-то они есть (они выражены), то это столь же и не менее прекрасно.

в этом дивном новом мире я вижу свою главную миссию в том, чтобы помочь женщинам перестать извиняться за то, что у них есть бедра.

У меня низкое бедро, которое в модных андрогинных сочетаниях делает мне короткие ноги и кургузую попу.   Поэтому я не ношу модные андрогинные сочетания, а ношу такую юбку, так как она делает мои щедрые детородные бедра неотъемлемой частью завораживающего змеиного узора. Есть ли бедра, которым эта юбка не идет? Есть. Это салонные типажи ростом ниже 160 см., у которых перевес приближается к 10+ кг или большой перевес скапливается не на бедрах, а на других частях тела. В таких случаях могут быть нужны именно свободные трикотажные юбки/платья, но это другая тема, я ее сейчас не раскрою. Вернемся к салонному типажу, низким бедрам и тугой, сильно заужающейся, трикотажной миди. Тот факт, что вы видите эффект хвоста русалки, означает, что вы на верном пути. Да, это подчеркивает бедро и делает его доминантой. Мы не стремились к тому, чтобы бедро спрятать. Мы стремились к тому, чтобы его красиво оформить. Теперь хорошо прорисованной линии бедра нужна  достойная компания. С ней бедро перестанет перевешивать, а станет неотделимой частью новой гармонии.

Я посмею предположить, что автор комментария оценивал свое отражение босиком или в обуви, которая не создала непрерывной линии, и/или в неправильном верхе. Это важно. Мне на днях клиентка прислала фотографии в скинни джинсах и двух пиджаках, сером и белом, и подпись: “с белым больше нравится.” На фотографиях в белом она в туфлях, в сером – босиком. Едрен-батон, конечно, белый лучше. Надела туфли к серому, он сразу тоже  стал “лучше.” Мы часто оцениваем вещь, не осознавая, что все остальное, что на нас (не)надето, влияет на наше восприятие.

 

К несчастью, наша ментальность трансформировалась в формат fast-food. Мы от любой вещи ждем instant gratification. Если нам говорят, что это “хорошая юбка”,  то мы натягиваем на себя юбку и ожидаем, что тут же преобразимся. А, если не преображаемся, значит юбка не такая уж хорошая. Или мы не такие уж хорошие. И нужно похудеть на пять килограмм. Любую юбку, даже самую подходящую, нужно оформить. Подобрать к ней обувь и верх. Тогда у нее появится возможность вас украсить.

 

Вот  фото Ани, моей клиентки, которая согласилась обнародовать свои фотографии для вас как пример работы над той самой юбкой Maje. Собственно, она эту юбку и нашла. У Ани классическая салонная фигура: хрупкий, длинный торс и выраженные, низкие бедра.

 

Anya in heavy jersey in Degas

моя клиентка Аня работает с миди из плотного трикотажа Maje

 

 

 

На снимках зафиксирована третья попытка, результат нескольких наших встреч в скайпе, в процессе которых Аня привыкала к юбке и училась с ней работать. Только в третьей итерации, когда ее, наконец, достойно оформили, юбка согласилась сотрудничать. Первая итерация  вращалась вокруг того, что Аня чувствовала себя раздетой и привыкала к тому, что бедра очерчены и присутствуют в картине. Результаты второй итерации тоже были так себе, потому что между подолом и ботинками мелькала слишком большая  дырка голой ноги.  “Не Нью Лук”  (новый мем для lurkmor). Когда дырку убрали плотными колготками, непрерывная линия русалочьего хвоста благодарно отозвалась красивым силуэтом с завораживающим переливом от бедра к талии. Юбка согласилась показать, что она способна и на женственное сочетание с полуботинками на каблуках и на gender-bending формат с комбатами.

 

Да, она ножки скрестила, да, она солдатиком не стоит…

 

В жизни никто не стоит солдатиком. Еще одна особенность современной ментальности – “фотографическое мышление”. Уставившиеся в экраны телефонов, мы перестали понимать, что в жизни мы воспринимаемся в динамике и бОльшая часть людей, если только они сами не уставились в телефоны, разглядывая фотографию, видят вас в три четверти, со спины, сбоку, сидя, прислонившись, прикрытыми другими людьми или предметами, а не так, как мы отражаемся сами себе в зеркале. Поэтому неважно, как вы стоите солдатиком или ноги пошире. Гораздо важнее, оцениваете ли вы вещь и себя в ней, стоя босиком или в обуви? Подходит ли обувь для решаемой задачи? А верх?

Простенький свитер с миссией может не справиться. Или вы покажете шею и плечо, или вам нужна вещь, в которую дизайнер вложил столько же любви и мудрости, сколько вложила природа, создавая женское тело.

Верх. Сочетать юбку с “алкашкой” Аня придумала сама. Она ждала, что я буду ее ругать. Я не ругала. Убедившись, что опасности я не представляю, Аня дала волю любопытству и спросила, почему, несмотря на отсутствие объемного укороченного свитера, на котором я так настаивала, сочетание работает. Работает, потому что нет ничего красивее линий человеческого тела. Голая кожа – это мощнейший визуальный фокус, способный уравновесить даже очень щедрое бедро. Поэтому я писала о свитере со спущенным плечом. Оно открывает одно из главных достоинств салонной красоты: длинную шею и нежное плечо. На зиму это более подходящий вариант. Просто, распробовав вкус юбки, Аня уже самостоятельно перепрыгнула в  сочетания  с майкой, ботинками и кожаной курткой, пригодные на демисезон или холодный летний европейский день.   Зимой понадобится свитер. Простенький свитер с миссией  может не справиться. Или вы покажете шею и плечо, или вам нужна вещь, в которую дизайнер вложил столько же любви и мудрости, сколько выложила природа, создавая женское тело.

 

 

 

 

 

 

]]>
https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d1%84%d0%be%d1%80%d0%bc%d1%83%d0%bb%d0%b0-%d0%b4%d0%b2%d0%b0-new-look-follow-up/feed/ 6
Формула Два: New Look https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d1%84%d0%be%d1%80%d0%bc%d1%83%d0%bb%d0%b0-%d0%b4%d0%b2%d0%b0/ https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d1%84%d0%be%d1%80%d0%bc%d1%83%d0%bb%d0%b0-%d0%b4%d0%b2%d0%b0/#comments Mon, 12 Dec 2016 22:06:36 +0000 https://www.natlaurel.com/?p=8989 Давайте же я, наконец, уделю внимание тому, как жить салонному типажу в мире андрогинности и утилитарного стиля, оставаясь верным себе. Предыдущее сочетание “Формула Один: В Его Рубашке” для салонного типажа является адаптивным, потому что все манипуляции в нем направлены на то, чтобы танцевальные ноги выглядели как беговые, а салонная фигура больше напоминала степную. Сегодняшнее сочетание гораздо больше строится  на основе салонных достоинств и, наоборот, для степных амазонок и обладательниц  беговых ног является адаптивным. Назовем его “Формула Два: New Look”.

maruice rentner neiman marcus ad

Maurice Rentner 1954

Представленный в 1949-м году Диором, набор силуэтов, за которыми закрепилось определение  “New Look” (данное Кармель Сноу, редактором американского Vogue), обозначил конец сурового, утилитарного (по понятиям того времени) военного образа 40-х годов. Мы привыкли ассоциировать New Look с пышной юбкой-солнце и корсетным верхом, но на самом деле  New Look не ограничивается юбкой-солнце. Он включает целый набор силуэтов, в том числе, юбку-тюльпан и узкий карандаш с четко прорисованным заужением к подолу. То есть, отличительная черта New Look это не юбка-солнце.

Отличительная черта New Look – это:

1. гротескность форм женской фигуры;

2. длина до середины икры.

 

 

ЮБКА. Несмотря на разные силуэты, все юбки New Look объединяет длина до середины икры. Я пока не решила, как буду дальше разбираться с различными объемами New Look, раскрывая весь потенциал формулы, может быть, потом переименую… Сегодня расскажу об узкой. Ближе к 60-м она начнет ползти вверх, под коленку, превращаясь на юбках-карандашах в то, что я самолично  выделила в  “Длину Шацберга”, но в начале 50-х это все еще щедрый расход ткани, прикрывающий большую часть икры.  Это самая выгодная длина для салонного типажа. Очень распространенная ошибка салонных барышень – слишком короткая юбка. Для салонных пропорций юбка часто оказывается недостаточно длинной, даже если она прикрывает коленку (!!). Для многих сочетаний требуется именно длина  в три четверти. С обязательным заужением к подолу. Найти юбку с таким кроем сегодня сложно. Искомого эффекта можно добиться моделью из плотного трикотажа. Его тоже найти сложно, но с салонным типажом в современных условиях сложно все. Однажды это изменится. Как скоро это произойдет, зависит не в последнюю очередь от нас, салонных барышень.  Для степной красоты трикотажная ткань – это возможность адаптировать под себя New Look. В тканых материалах этот же самый образ многих степных Амазонок делает старыми, скучными и потухшими. Трикотаж полностью меняет восприятие этого стиля и делает его  “Амазонка-фрэндли”.

Для Салонного типажа важно соблюсти еще несколько условий. Трикотажная юбка должна быть тугой. Не сопливой. Вы должны чувствовать себя в ней, как в вакуумной

с салонным типажом все сложно. Однажды это изменится. Как скоро оно произойдет, зависит не в последнюю очередь от нас, салонных барышень.

упаковке.  Думайте о ней, как о джинсах.  Свеже купленные джинсы тоже всегда чуть сковывают движения.  Здесь тоже самое.  Ткань не должна быть скользкой.  Должна быть шершавой. В состав должны входить и шерсть, и синтетика, и можно дополнительные волокна. Она не должна быть на ощупь, как купальник. Должна быть, как свитер. Иногда они так и называются sweater-skirt. Фактура плотной трикотажной ткани даст нужное заужение к подолу, которое в 50-х достигалось при помощи кроя. Трикотаж  так же уберет из вещи чопорность, останется только нужный для салонной фигуры силуэт, который можно смело выводить в самую casual и нетребовательную среду. Этой метаморфозой пользуется несколько  современных дизайнеров, переигрывая  New Look аккордами постмодернизма:  Donna Karan, Haider Ackermann и Rick Owens.

 

Donna Karan

Donna Karan переписывает чувственный силуэт 30-х и 50-х годов пост-модернистским почерком XXI века.

 

Потом трикотажная ткань на такой юбке даст вам возможность перебрасывать ее с полуботинок на комбаты, слипоны, резиновые боты, туфли и босоножки, надетые на кашемировые носки, если вам таковое будет угодно. Если вы – салонный типаж, то проделать все то же самое с тканой юбкой вам не удастся, получится колхоз. Такую широкую амплитуду по обуви задает именно трикотаж.

 

У меня в постоянном ходу такая  юбка Haider Ackermann. Вот ее аналог у Maje. Модель Maje связана в резинку, что делает ее более спортивной, чем гладкая Ackermann, и не пускает в союз более изящные туфли, но для сочетаний с зимней обувью это значения не имеет.  А я сегодня хочу дать вам именно зимний вариант, альтернативный вечным  джинсам в сапогах.

 

 

Michael Kors bootieОБУВЬ. В сегодняшнем наборе нужны каблуки (они нужны не всегда, но вот сегодня они нужны). Я перебрала разные варианты и остановилась на высоких полуботинках, у которых голенище встречается  с подолом. Каблук должен быть высокий и обязательно широкий. Убедитесь, что он не скошенный, не тонкий,  а именно блочный, кирпичиком. Если вы имеете дело с танцевальными ногами, то юбка и полуботинки  должны совпадать по тональности и находиться в интимной близости друг к другу, как  здесь.

Хотя  “здесь”  – это  кашемировые носки в босоножках, с точки зрения пропорций суть абсолютно та же самая (к слову о формулах). Вот кончится у вас белая зима, наступит зеленая, замените полуботинки на кашемировые носки с босоножками. Для беговых ног и степной внешности интимность подола и полуботинок значения не имеет (имеет, если у вас большой перевес), в нормальном весе  разрыв между подолом и голенищем  может быть и больше, открывая глазу большой отрезок лодыжки.  Замшевая обувь лучше сливается с шерстяным трикотажем, чем кожаная, формируя общее поле (для танцевальных ног это важно), а потом легко перекидывается  под джинсы. И джинсы, и трикотаж проще уживаются именно с замшевой обувью.

 

СВИТЕР.  А теперь главная головная боль: талия и прогиб в спине.  В отличие от “Формулы Один: В Его Рубашке”, где мы пытаемся спрятать талию, для New Look талия и прогиб должны быть хорошо обозначены.   Цыпы с беговыми ногами могут надеть поверх такой юбки почти любой трикотаж, попробовать заправить или навыпуск, и что-нибудь обязательно получится. Трикотажная ткань сама смягчает атлетический торс.  Для степной красоты трикотажная ткань – это возможность адаптировать под себя New Look. В тканых материалах этот же самый образ многих степных Амазонок делает старыми, скучными и потухшими. Трикотаж полностью меняет восприятие этого стиля и делает его  “Амазонка-фрэндли”.

 

Для танцевальных ног и салонных типажей потребуются ухищрения с пропорциями. Один из вариантов – объемный

cropped sweater with zabralo necklineукороченный свитер. Укороченный это тот, который заканчивается  у пупка и выше, и в движении нет-нет а и откроет линию перегиба. Найти объемные укороченные  (cropped) свитера трудно, и стоят они   обморочно дорого. Эта идиотская динамика связана с тем, что модный ландшафт сегодня расчерчивается  под степную фигуру с беговыми ногами, а им cropped свитера, в принципе, ни к чему. Им нужно шею удлинять и торс, а объемный укороченный свитер в этом деле не помощник.  Такой фигуре, наоборот, нужны чуть удлиненные модели с  V-neck и чуть растянутыми, выкатанными вырезами.

Танцевальные ноги, как театр –  с вешалки, начинаются  с выреза. Поэтому, чтобы не упустить ног-и-и-и-и… следите за воротом.   Для танцевальных ног очень полезно, когда ворот  глухой, как забрало,  это имитирует укороченные жакеты в стиле болеро, которые часто сопровождали узкую юбку 50-х годов.

Если не найти свитера с рыцарским воротом, то  не стоит мелочиться полумерами.   Сразу “раздевайтесь”.  Ищите модель со спущенным плечом.  Она может быть длиннее, как Baja East из коллажа, но все равно не ниже  тазобедренной косточки. Такой свитер можно попробовать  заправить и сделать наплыв. Перегиба видно не будет, но будет талия и намек на него. В союзе с голым плечом этого вполне достаточно. Лямка лифчика может торчать, просто сделайте ее красивой. Скажем, винно-бордовой или черной.    И  рыцарский ворот и голое плечо одинаково прекрасно облегчают детородные бедра и удлиняет танцевальные ноги.  Свитер с голым плечом на первый взгляд более чем далек от образа  50-х, однако, оно настолько эффективно возрождает весь комплекс чисто женских эмоций, воплощенных Бетт Дэвис  в роли Марго Чаннинг в фильме “Все о Еве” (1950), что ни о какой не аутентичности не может быть и речи. Для салонного типажа свитер со спущенным плечом это не дымящийся тренд, это базовая вещь в гардеробе.

 

Бетт Дэвис в роли Марго Чаннинг в фильме “Все о Еве” (1950)

 

Для салонного типажа свитер со спущенным плечом это не дымящийся тренд, это базовая вещь в гардеробе.

 

 

moss-green-off-shoulder-sweater-cropped

 

 

ВЕРХНЯЯ ОДЕЖДА. Выглядывать из-под длинных пальто, шуб, пуховиков такая юбка не может. Верхняя одежда должна или полностью скрывать трикотаж, или полностью его открывать. Можно носить с короткой норковой курткой, но это не массовое решение. Массовое – это пуховик. И это как раз тот случай, когда пуховик не вынужденная мера, а прямо в яблочко. По фактурам блестящая, скользкая, болоневая ткань и шершавая, шерстяная – это союз, созданный на небесах. Тугое натяжение юбки и рыхлость куртки вместе тоже хороши. По тематической компоненте они дуют в одну дуду, потому что и то, и другое – это спортивные ткани, new materials. Русские женщины очень любят пуховики, напоминающие парижанок 50-х годов. Это понятно. Но носят они этих “парижанок” с джинсами, втиснутыми в сапоги. Вот это уже непонятно. Вернее, понятно, но неприятно. Трикотажная  юбка до середины икры – это действительно достойная компания для пуховика-“парижанки”.  Под кокетливо укороченные рукава надевайте удлиненные перчатки. Перчатки не должны быть до ушей, но до середины предплечья самое оно.  Шапку и сумку можно взять из предыдущей формулы.

 

Многие принципы здесь перекликаются с теми, что были изложены в статье “Почему вам не идет юбка-карандаш”, но все же есть масса нюансов, связанных с фактурами ткани, обувью и диктатом погоды. Мне, конечно, очень хочется, чтобы способность выделять нюансы начала приносить вам радость и раскрасила жизнь яркими красками.

Knit Sweater Skirt Title Collage

Трикотажная юбка Maje $295

Полуботинки Michael Kors $225

Укороченный свитер Haider Ackermann $667 сорри, гайз :[

Свитер грубой вязки со спущенным плечом Baja East $1445… супер сорри. вяжем!

Herno пуховик $705

]]>
https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d1%84%d0%be%d1%80%d0%bc%d1%83%d0%bb%d0%b0-%d0%b4%d0%b2%d0%b0/feed/ 26
Формула Один https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d1%84%d0%be%d1%80%d0%bc%d1%83%d0%bb%d0%b0-%d0%be%d0%b4%d0%b8%d0%bd/ https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d1%84%d0%be%d1%80%d0%bc%d1%83%d0%bb%d0%b0-%d0%be%d0%b4%d0%b8%d0%bd/#comments Wed, 23 Nov 2016 07:10:25 +0000 https://www.natlaurel.com/?p=8951 Вы меня иногда спрашиваете, верю ли я в капсульный гардероб. Я никогда не знаю, как отвечать на этот вопрос, мне кажется, капсульный гардероб – это “масло масляное”: формулировка, порожденная культурным пластом хаотичного шоппинга, когда вещей в шкафу много, а понять ничего невозможно. До эпохи хаотичного шоппинга само понятие “гардероб” как-то подразумевало, что вещи между собой перекликаются и формируют какие-то наборы. Описательное прилагательное не было нужным. Теперь оно приобрело семантическую нагрузку. И я не знаю, как отвечать на этот вопрос. Видимо, да. Верю…

 

e69b42f348c5ffaebbed4ebfab4e8596

Вообще, я верю в формулы. Хотя в англоязычной модной публицистике определение formulatic  по отношению к стилю какой-нибудь там звезды считается скорее негативной оценкой, я все равно в формулы верю. Но я и к западному модному истаблишменту пиетета не питаю. Впрочем, я ни к какому не питаю. Ну, да ладно об этом. Я считаю, что все строится вокруг нескольких несложных формул, а стиль – это маленькие детали и нюансы, которые создаются на их основе.

Вот одна из моих формул. Назовем ее  “В его рубашке”, и пусть это будет Формула Один. Это силуэт и реминисценции образа, когда вы шастаете по дому в мужниной (или не мужниной…) рубашке. Вам легко и удобно, вы ни на кого не пытаетесь произвести впечатление, все ваше женское великолепие в принципе скрыто, но при этом почему-то вы секси-шмекси. Совершенно ненавязчиво и по-домашнему секси-шмекси.

Одна из реинкарнаций этой домашней легкости –  сочетание мини-юбки из плотной ткани и объемного верха. Маленькая полосочка юбки просто позволяет вывести формулу в люди. Летом, с голыми ногами, можно этим и ограничиться, сунув ноги в слипоны или шлепки. Зимой, когда мы по большей части укутаны и закрыты, Формула Один требует адаптации. Тогда нужны мини-юбки из плотной пальтовой ткани (драп, букле, кожа, брезент). Их  главное достоинство в том, что они облегчают бедра и удлиняют танцевальные ноги, при условии, что сверху создан правильный объем. Плотные колготки помогут усилить достигнутый эффект.  Для всех обладательниц танцевальных ног важно понять, что бедра смотрятся тяжело не потому, что они прямо такие уж тяжелые сами по себе, а потому, что у вас очень изящный верх, который не создает бедрам противовеса.

Для беговых ног это тоже выгодное сочетание, потому что оно помогает вытянуть торс и шею – слабое место атлетической фигуры. Всем, кто попадает в промежуток этих двух “крайностей”, тоже есть, чем в этом сочетании поживиться.

Зимой обладательницы  беговых ног  могут работать с трикотажем. Их задача – смягчать и/или вытягивать торс, и в этом сочетании трикотаж с этим отлично справляется. А обладательницам  танцевальных ног нужно приложить дополнительные усилия, чтобы создать объем сверху, который удлинит их ноги. О создании дополнительного объема. Обычный, легко-доступный в масс-маркете, трикотаж с этой задачей может не справиться, проще добиться  результата толстовкой. Вот, модель Neil Barrett с античными мотивами вдохновила меня на этот пост.

neil barrett sweatshirt

neil barrett sweatshirt

Античность – это всегда щедрый жест в сторону салонной красоты, но то, что это мужская скульптура, а не женская, пускает в образ более утилитарные, грубые детали и дает широкую амплитуду по обуви. Это могут быть туфли на широком каблуке, сапоги, оксфордские ботинки, слипоны или снегоступы. Наконец, сверху можно надеть эти ваши горячо любимые парки и получить не привычный для российских улиц образ  “будни ассенизатора”, а приятную для глаза картину. Наденьте две пары плотных колготок или шерстяные колготки, если холодно.

 

Чтобы не нарушать хрупкий баланс тщательно выстроенной эклектики (о, опять тавтология :), я сделала все сочетание в темно-зеленом и черном цветах. Сюжетная линия строится на том, что античный мотив вдруг гармонично вписался в постиндустриальную тему. Ничего не должно мешать этой   идее и должно служить исключительно фоном.

 

November 22 week

Шапка Mount Blanc $120

Сумка Rockie Tote $ 795

Ботинки Sorel  $130

Толстовка Neil Barrett  20,500 руб

Юбка Neil Barrett 13,250 руб

Carolann Парка $830

 

]]>
https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d1%84%d0%be%d1%80%d0%bc%d1%83%d0%bb%d0%b0-%d0%be%d0%b4%d0%b8%d0%bd/feed/ 7
Ноги. Танцевальные и Беговые https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%bd%d0%be%d0%b3%d0%b8-%d1%82%d0%b0%d0%bd%d1%86%d0%b5%d0%b2%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d1%8b%d0%b5-%d0%b8-%d0%b1%d0%b5%d0%b3%d0%be%d0%b2%d1%8b%d0%b5/ https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%bd%d0%be%d0%b3%d0%b8-%d1%82%d0%b0%d0%bd%d1%86%d0%b5%d0%b2%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d1%8b%d0%b5-%d0%b8-%d0%b1%d0%b5%d0%b3%d0%be%d0%b2%d1%8b%d0%b5/#comments Fri, 28 Oct 2016 22:44:37 +0000 https://www.natlaurel.com/?p=8823 В 2007-м году, когда я только нащупывала почерк стилиста, оказалось, что одна из моих старинных виртуальных подруг всю жизнь работала дизайнером-конструктором и делала это по обе стороны океана. Она нашла меня достаточно толковой, чтобы потратить огромное количество времени и передать массу знаний, за что ей бесконечное спасибо. Спасибо, Оля! Информацию она выдавала стихийно, очень обильно и быстро, и под  метеоритным дождем фактов и закономерностей надо было держать ухо востро, чтобы захватить все в новообразовавшуюся когнитивную  воронку. Одно из самых ярких впечатлений на меня произвело вскользь брошенное ею замечание о распространенном когда-то среди дизайнеров жаргонном делении женских ног на два типа: “беговые” и “танцевальные”. И вот его я  сегодня хочу перезапустить в массы и развить тему так, как она видится мне.

В информационном пространстве современной моды категория 'ноги' претерпела подмену тезиса. Сегодня 'ноги' вытеснены категорией 'ляжки'. Нет ляжек = нет ног.

Частично эта статья повторит уже обсуждавшиеся  вопросы в посте “Почему Вам не Идет Юбка-Карандаш”, но мне нужен самостоятельный пост про ноги, на который я смогу опираться в будущих рассказах.

Тип ног, их форма и конституция – это один из факторов, который помогает определить, куда отнести свою красоту: к Салонной или Степной. С другой стороны, ноги – это настолько обширная тема, что одного поста, даже такого большого, как этот, не хватит. Не говоря уже о том, что все в нас настолько взаимосвязано, что говорить о  какой-то части тела самой по себе или почти невозможно, или почти бессмысленно. Поэтому наберитесь терпения. За этим постом последует другой, связывающий ноги со всем, что над ними, потом следующий, и так мы дойдем до самой макушки. Не исключено, что, только прочитав про макушку, вы наконец поймете, что я пыталась вам объяснить про ноги.

 

GAMBA   

В  поздней латыни (XII в.)   нога, окорок, сальцо (скакательный сустав лошади)

Отличительная черта беговых ног – это равная пропорция между ляжками и икрами. Такие ноги никогда не выглядят короткими. С ними другие беды.  Но об том в следующий раз. А сегодня о том, что именно этот тип ног занимает сегодня информационное пространство. Показательно, что передовые англоязычные fashion публикации, упоминая ноги,   попросту переключились с английского ‘Legs’ на латинские  ‘Gams.’ Франко-итальянский флер помог замаскировать тот факт, что внимание общественности переместилось с рафинированных лодыжек на аграрные ляжки. И скакательный сустав, “сальцо”, которым, согласно “Практическому Наставленiю  во всех частях Сельскаго Хозяйства” 1809 г. издания,  “…..называют ту часть колена, где назад выставилась островатая часть…” 

Agricultural Text 1809 edition copy 



В новейшем английском “Gam” означает верхнюю часть ноги. То, что в английском языке традиционно именовалось  ‘thigh.’ Но, как и русская “ляжка”,  ‘thigh’ не несет  в себе рафинированности, достойной модного бомонда, так что потребовался итальяно-французский импорт.

 

Fay Fay FW201617

Fay Fay FW201617

 Сегодня “беговые” ноги даже не доминируют в индустрии одежды, они ее определяют. Категория “ноги”  в принципе претерпела подмену тезиса. Ноги вытеснены категорией “ляжки”.  Нет ляжек = нет ног. В своей ограниченности такой подход по сути ничем не отличается от отношения к женской красоте какие-нибудь двести лет назад, когда “красивые ноги” сводились к случайно мелькнувшей из-под кринолинов  щиколотке. Но в повседневной-то жизни только  ботаники  отматывают на двести лет назад, обычные люди просто живут день ото дня, покупают то, что предлагается  в магазинах, читают журналы, следят за тем, что едят,  ходят в спортзал и… иногда не получают желаемых результатов. Вопреки всему. И именно им, этим женщинам, и посвящены главные порывы моей души и муки писательского труда.

Второй тип ног это не обрюзгшие, изрытые целлюлитом, ляжки, напоминающие застывшую манную кашу. Нет.  Это то, что в старой школе называлось “ноги танцевальные.”   Отличительная черта “танцевальных ног” –  длинное и крепкое бедро, которое находится в диспропорции к икре. В такие ноги придется вложить больше времени и сил, чтобы их подтянуть и убрать пресловутый валик над коленкой. Но даже после всех болгарских сплит-приседаний, добросовестно не закрытых углеводных окон, усушек и утрусок вы можете с досадой поймать себя на том, что валики все же остались. Особенно это будет заметно на фотографиях. А самое обидное, что в одежде ноги будут выглядеть короткими… Это то, с чем никогда не столкнутся обладательницы “беговых” ног и то, с чем будут всегда бороться щедро одаренные “ногами танцевальными.”

 

Посредством упорства и дисциплины любые “танцевальные” ляжки могут стать красивыми, ровными, гладкими и совершенно прелестными на пляже или в тугих лосинах для йоги (почему, видимо, в Калифонии все в них и переоделись). Но как только вам понадобится одеться для работы и урбанистического досуга, “танцевальные” ноги  начнут    воровать драгоценные сантиметры.   И я сегодня, в основном, про эти самые сантиметры.  Напомню, что мой блог не про фитнес, а  про одежду, и пост сей я пишу для того, чтобы можно было эффективнее сфокусироваться именно на одежде.

В вопросах фитнеса я  не созидатель, а внимательный потребитель. В своих текстах мне приходится в эту епархию влезать, потому что экзерсизы с одеждой напрямую зависят от состояния тела. Вообще, лезу я не в фитнес (мышцы),  а в кости, а фитнес просто попадается у меня на пути. Мышцы меня (пока) интересуют не так сильно, потому что это что-то, над чем у нас есть власть, а вот  над костями – не особо. А чтобы оптимизировать КПД, нужно всегда сначала определить то, что неизбывно. И уже вокруг этого плясать.   Иначе фрустрация и скверный цвет лица.

Итак, напомню, зачем мы здесь. Мы здесь за тем, чтобы понять проблему  “танцевальных ног”, принять их такими, какие они есть и строить свой стиль вокруг этого. Что не тождественно паразитировать в фейсбуке, поедая заварные пирожные. Проблема  “танцевальных” ног состоит в том, что даже качественно прокачанные ляжки могут сделать  женскую фигуру в одежде непропорциональной и приземистой. Кстати именно такие ноги были у Одри Хепберн, которая в кино пришла, отделившись от балетной палки. Расскажите ей про диету и упражнения.

 

32 ФУЭТЕ 

У спектакля  “Лебединое Озеро”, который можно назвать визитной карточкой  балетного дела, два автора: Лев Иванов и Мариус Петипа. Создавать хореографию начал Лев Иванов, тихий и скромный ассистент балетмейстера. Петипа, уже являвшийся на тот момент светилом, подтянулся следом. И решил во что бы то ни стало заполучить для своих партий лучшую балерину. Лучшая в то время была Пьерина Леньяни, виртуозная итальянка, танцевавшая в Петербурге с 1892 по 1901. К тому времени, как Петипа созрел участвовать в балете, Леньяни уже была ангажирована для белой партии Ивановым. О том, как это все происходило, очень красиво написано в книге балетного критика Юлии Яковлевой “Азбука Балета”, здесь приведу маленький кусочек, чтобы вы ощутили всю многогранность танцевальных ног.

“- Вот что, – ответила она <Леньяни>  Петипа – я не могу так поступить с Леоном, и точка. Давайте-ка я лучше станцую и вам, и ему. Ведь Белая и Черная королевы ни разу нигде не появляются вместе, так? Я просто буду быстренько переодевать костюм. <….> Петипа поразмыслил, нет ли тут подвоха. И подмигнул. – Я вам сочиню такие трудные танцы, что Вам от белой королевы придется отказаться. Вы просто не справитесь. Леньяни закинула голову и захохотала. <…..> Посмотрела на Петипа добродушно и немного заговорчески, как на маленького ребенка, с которым они сейчас вместе пойдут рвать яблоки в соседском саду. Так что он тоже засмеялся. Ну конечно же она справилась».

Юлия Яковлева,  “Азбука Балета”

Так мир увидел 32 фуэте: вращения в быстром темпе, которые долгое время были визитной карточкой Леньяни, а потом золотым стандартом балетного дела.

Прокачанное бедро необходимо для выполнения фуэте и  других хореографических вензелей.   Старинная балетная легенда рассказывает о танцовщице, которая пируэтом переломала ноги обступившим ее негодяям. Правда это или нет, но знаменитые фуэте Леньяни приводятся в движение именно мощными мышцами бедра. Кстати, ответственность за трудоемкие поддержки, свойственные как балету, так и парным танцам, лишь частично лежит на партнере. Это только кажется, что он, такой мужественный и сильный, держит ее, такую легкую и невесомую. Танцовщица тоже держит себя мышцами, в том числе  прокачанным  бедром. Если она расслабится и повиснет на партнере, он по крайней мере покачнется от обрушившейся на него тяжести а, не ровен час, еще и уронит.
marathoner-legs-nat-laurelПо отношению к  танцовщику у бегуна-марафонщика другая природа выносливости и другая динамика движения. Бегун находится в постоянной борьбе с гравитацией, он стремится ввысь, он использует землю, чтобы оттолкнуться от нее. И как будто в продолжение этой идеи вырисовывается легкая линия бедра, рассекающая лезвием  воздух. Основной удар на себя берут икры, а высокое бедро и сухие, поджарые ляжки создают стремительный, летящий рисунок бега.

На первый взгляд, балерина тоже стремится вверх, а наиболее виртуозные даже парят, словно над ними не властно земное притяжение, но, согласитесь, никогда нет ощущения, что балерина или танцовщица ракетою стремится ввысь. Правильно, потому что вся энергия танцующего человека  направлена  вниз. Отношения его с полом намного более тесные, интимные, по-антеевски зависимые. Недаром же балетные танцоры всегда с  таким  теплом отзываются о стертом  театральном паркете. Песенная поэзия  латиноамериканских танцев, танго и сальсы,  тоже испещрена словом  ‘La Pista’ (танцпол) так, словно это соучастник всех жизненных коллизий, а не немой  элемент  обстановки. То есть, в отличие от бегуньи, танцовщица пребывает в постоянном контакте с землей. Вышеупомянутая Яковлева в своей книге о балете сравнивает танец на пуантах с каллиграфией. Каллиграфии нужна поверхность.

Healah Dancing featuring the Scottish Ballet’s Eve Mutso (x). Source: zsazsabellagio.blogspot.com

И словно иллюстрация этой вечной связи с танцполом рисунок “танцевальных” ног направлен вниз.   Тяжелое, рабочее бедро находится в диспропорции к легкой и изящной икре. Мощное, прокачанное бесконечными фуэте, оно прячется в тени жесткой пачки, а резная лодыжка продолжает визуальную каллиграфию пуантов. Когда вы смотрите на балерину, вы не думаете о том, какие у нее тяжелые, накачанные ляжки. Вы их попросту не замечаете, потому что все внимание отведено другим, божественным, линиям.

Все вышесказанное несет исключительно символический смысл. И танцоры, и марафонщики задействуют всю кинетическую цепочку. Опираются они, в первую очередь, на core-мышцы, а потом уже на бедра и хвосты. Кроме того, на сцене можно увидеть массу балерин с “беговыми” ногами, а среди  марафонщиц не счесть обладательниц ног “танцевальных”.  Этот текст я задумала не как  прозрение в биомеханике, а  как аллегорию, способную помочь вам  осознать анатомические особенности,  диктующие образ и стиль. Но для этого нужно подключить ассоциативное мышление.

С вопросом “Кто Виноват?” разобрались, можно переходить к “Что Делать?” aka  “что носить?”  Огорчу. Этой задачи один текст решить не в силах. Для любителей легкой наживы интернет уже переполнен “советами.”    А я здесь пластаюсь для тех, кто готов тратить время и силы на то, чтобы вгрызться в самую суть проблемы. Статья задумана определить понятия для будущих бесед. Но общую идею я обозначу. Так как “беговые” ноги сегодня задают тон всей индустрии одежды, то и ассортимент для них относительно богат и визуальная пропаганда в их пользу. Если пунктиром, то вот ключевые вещи, хотя на данном этапе ничего вы с этой информацией сделать не сможете. Это все впрок для будущих статей.

*  юбки милленниал длины

*   boxy силуэты без выраженной талии.

С  “танцевальными” ногами пунктиром обойтись сложнее, потому что в информационном пространстве современной моды это угнетаемые меньшинства, им не уделяется практически никакого внимания, и я стараюсь восполнить брешь. Чтобы брешь восполнить, придется снова погрузиться в балетный мир.

tumblr_nzapgoBvFb1r9hos9o1_1280

В балете тяжелые бедра “танцевальных” ног нивелируются следующими приемами:

* пачкой

* непрерывной линией ноги (стопа сливается с ногой)

* пуантами.

А теперь о том, какая от всего этого польза  за пределами балетного класса.

Пачка. Эфирной и легкой пачка выглядит только из партера. На деле это достаточно неуклюжая конструкция, даже и не костюм, а доспехи. Однако, именно благодаря этой тяжести и скульптурным своим свойствам, она забирает на себя  тяжесть верхней части ноги и делает ее визуально легче. За пределами балетного класса носить пачку не надо. Надо найти материалы, которым свойственны те же характеристики. Это будут плотные, тяжелые ткани, такие как твид, букле, валяная шерсть, двойная лицевая  и кожа. Летом, к голым ногам,  плотный “стоячий”  шелк и хлопок pique. Это  ваша “пачка.” Совет про юбки из плотных тканей я даю не в первый раз, и женщины не единожды реагировали, что им не нравятся плотные ткани (жарко в помещениях, колет, дорогой и требовательный уход, непривычно, дорого, в конце-концов  и т.п). Джерси и трикотаж для фигуры с “танцевальными” ногами возможны, но тогда все тело должно быть в него укутано, словно в греческий хитон, а не трикотажный лоскуток сверху или снизу. Тут мы углубляемся в новую тему, а   задача поста – определить понятия для большей четкости будущих советов. Так что с пачкой пока все.

Пуанты. Позиционировать сегодня информацию про непрерывную линию ноги как “совет”, я считаю   мошенничеством. О том, что обувь в цвет колготок/ног удлиняет ноги, знают все. И я вас так долго здесь держу не за этим. А за тем, чтобы показать глубокий семантический смысл пуантов. Который не сводится к имитации каблуков. Стиль – это удивительная, находящаяся в постоянном, ртутном движении, материя, для которой важны не только сантиметры, но и (правильные) ассоциации. И, чтобы вам их передать, я снова обращусь к  “Азбуке Балета”   Яковлевой.

 

TECH-FACTOR

 

Healah Dancing featuring the Scottish Ballet’s Eve Mutso (x). Source: zsazsabellagio.blogspot.com

“….Трудно поверить, но балет изобрел пуанты и танец на кончиках пальцев совсем недавно – каких-нибудь двести лет назад. Это было время, когда вовсю изобретали паровозы, пароходы и массу прочих полезных машин, так что неудивительно, что высшим комплиментом для балерин стали слова про «стальные пуанты, вопросы “балетной техники” обсуждались всеми русскими газетами наряду с вопросами техники прочей….  …..Нежная внешность <пуантов> так же обманчива, как внешность самих балерин. Носок балетных туфель проклеен затвердевшим клеем и проложен картоном, образуя как бы защитную твердую коробочку, а подошва проложена толстой картонной стелькой….»

Юлия Яковлева,  “Азбука Балета”

Вот это причина, почему многочисленные чешки, хоть Tory Burch, хоть Chanel, абсолютно ничего не в силах дать  “танцевальным” ногам. Даром, что называются они “балетки”, обувь эта слишком мягкая и скорее навевает ассоциации о босоногой Бриджит Бардо, нежели о суровой дисциплине балетного класса. Для  “танцевальных” ног  важен  tech-фактор. Высокий каблук, помимо драгоценных сантиметров приносит в образ нужные аллюзии, хотя бы потому, что это технологически сложная конструкция, что-то, до чего инженерный ум дошел только к середине XX века. Но tech-фактор можно получить и без каблука,  при помощи “балеток” с более жесткими, отточенными линиями, способными имитировать “стальной пуант”. Остроносые лодочки,  запущенные  Valentino весной  2013-го, существенно облегчили жизнь всем женщинам с “танцевальными” ногами, подарив дополнительную степень свободы от каблуков. Гротескно-заостренный нос заменяет каблук. Оно, конечно, прекрасно, если есть лишние $$$ на “валентинки”, но, если их нет, то последовавшие за “валентинками” бесчисленные модели кед, слипонов и туфель вполне способны восполнить эту брешь.  Я уже много раз писала про остроносые балетки, да и  вебинар  “платья и юбки на плоской подошве” тоже во многом посвящен обуви c high-tech фактором,  но, так как  для “танцевальных” ног high-tech фактор это как лифчик для груди, то я буду к ним возвращаться постоянно.

Так что, если пунктиром, то ключевые вещи для танцевальных ног это:

* юбки из плотных тканей
* обувь с high-tech фактором

Как и в случае  с “беговыми” ногами, этот пунктир вам сейчас не поможет. Я, собственно, сегодня этой задачи перед собой и не ставлю. Я  расставляю маркеры, которые помогут нам с вами продуктивно общаться в будущем.

В отличие от 'беговых', ноги 'танцевальные' не борются с гравитацией, они используют ее, интимничая с (танц)полом.

Беседа про “танцевальные” и “беговые” ноги была задумана как начало серии рассказов, призванных помочь вам (и мне) разобраться в концепции Салонная и Степная (ранее известная как   ‘Indoor –  Outdoor’).   Ноги  – это один из факторов, который решает, к какому типу отнести свою красоту:  “танцевальные” к Салонной, “беговые”  – к  Степной. Это не единственный и даже не определяющий фактор, но важный. Есть ли женщины, чьи ноги не поддаются категоризации? Есть, и  я уделю им внимание. Но на деле таких in-betweeners  намного меньше, чем кажется. Намного больше людей, которые из-за деревьев леса не видят.   И это я тоже постараюсь устранить.

Почему вообще ноги более-менее подчиняются градации “танцевальные” и “беговые”? Потому что их туда загоняет строение тазобедренной области. Уже от калифорнийских стилистов старой голливудской школы я услышала определения  “высокое бедро” и “низкое бедро”, в которые, как нож в масло, вошла почерпнутая  у соотечественницы, терминология  “беговых” и “танцевальных” ног.  “Высокое” бедро обуславливает  “беговые” ноги с впалыми ляжками и острым сальцом. “Низкое” бедро обозначает  ноги  “танцевальные”. Лягте на пол и сделайте свечку. Полюбуйтесь на свои ноги вообще и на синусоиду внутренней поверхности бедра, в частности. Это ноги, летящие в воздухе, на секунду победившие гравитацию. Теперь встаньте. Подойдите к зеркалу.  Тяжело вздохните. “Низкое” бедро “давит” на коленку и создает направленный вниз вектор “танцевальных” ног,  которые не борются с гравитацией, а используют ее, интимничая с (танц)полом.

Все это создает естественный порыв заняться ягодицами и бицепсом бедра, чтобы приподнять свои потроха над танцполом и мирской суетой. Порыв верен, ему нужно целиком и полностью отдаться, ноги и попа должны быть накачаны, но накачанные “танцевальные” ноги останутся “танцевальными” и сохранят все свои  проблемы.  А главная  проблема “танцевальных” ног в том, что в современной одежде они выглядят короче, чем… без одежды. Это ужасно несправедливо, но  и “манные”, и “танцевальные”  подчиняются одним и тем же сарториальным принципам коррекции пропорций одеждой и обувью.

Тренировать и правильно питать “танцевальные” ноги это как чистить зубы. Просто не ждите, что от самого факта  “чистки” “танцевальные”  ноги станут “беговыми”, или что это битва, у которой есть начало и конец, или что, одеваясь и обуваясь за пределами пляжа и спорт-зала, вам больше не нужно будет  бороться с короткими ногами. Нужно. Но я хочу научить вас делать это быстро и эффективно. Пожалуй, это главная мораль, которую мне хотелось бы сегодня донести до всех обладательниц “танцевальных” ног. Чтобы, вместо того, чтобы корить, пенять и разочаровываться в  недоработанных  ляжках и коленках, вы бы  больше понимали и принимали себя, а освободившуюся энергию направили  бы на благо человечества.

 

А теперь марш все в спортзал!

XOXO.

raymond

Плисецкая в Раймонде.

]]>
https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%bd%d0%be%d0%b3%d0%b8-%d1%82%d0%b0%d0%bd%d1%86%d0%b5%d0%b2%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d1%8b%d0%b5-%d0%b8-%d0%b1%d0%b5%d0%b3%d0%be%d0%b2%d1%8b%d0%b5/feed/ 24
Джинсы, Балетки и Викторианское Порно https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%b4%d0%b6%d0%b8%d0%bd%d1%81%d1%8b-%d0%b1%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%82%d0%ba%d0%b8-%d0%b8-%d0%b2%d0%b8%d0%ba%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b5-%d0%bf%d0%be%d1%80%d0%bd%d0%be/ https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%b4%d0%b6%d0%b8%d0%bd%d1%81%d1%8b-%d0%b1%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%82%d0%ba%d0%b8-%d0%b8-%d0%b2%d0%b8%d0%ba%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b5-%d0%bf%d0%be%d1%80%d0%bd%d0%be/#comments Wed, 19 Oct 2016 01:16:00 +0000 https://www.natlaurel.com/?p=8805  

Предыдущий пост про остроносые балетки  был, конечно, сплошной поэзией. А сейчас, по следам ваших вопросов на Facebook-е, закатаем рукава и перейдем к прозе. Сначала немного о том, как понять,нужны вам остроносые балетки или нет и как их все-таки носить.

 

Если вы салонный типаж и у вас уже есть соответствующий классический, дамский, гардероб или вы полны намерения его составить, то такие балетки вам нужны. Если его нет и пока не планируется, то такие балетки вам не нужны, потому что вам (пока) не с чем их носить.

Если гардероб есть или вы его планируете, то острые носы помогут вам  приглушить свои торжественные, “нарядные”, “гламурные”  сочетания, единственные, в которых вы чувствуете себя одетой (и вы правы),и способные сделать  вас гармоничной среде. Потому что персональный стиль это, среди прочего, обязательная  гармония с окружающей средой.  Без этой гармонии вы имеете костюм. Как правило, Салонная  не будет надевать даже самые остроносые балетки, выступая на публике, участвуя в  торжественных мероприятиях или отправляясь на романтическое свидание при свечах…  Парад и будуар – это ее стихия, ее естественное состояние, и тут можно быть полностью верной себе. То есть, на каблуках. В отдельных случаях, при очень высоком росте или при болезни ног, этого может не произойти, но это скорее исключение. В основном, остроносые балетки используются Салонной для того, чтобы связать ее чувственный, элегантный и уязвимый образ с более casual средой. Это ее шанс быть одетой удобно, не потеря в рейтинге.

Степная красотка  теми же самыми острыми носами решает прямо противоположную задачу. Она использует их для того, чтобы нарядиться, не потеряв в рейтинге. Сделать свой casual-спортивный ассортимент из джинсов, маек и преимущественно андрогинных вещей более эксклюзивным и чувственным.  Вот уже она, наоборот, отправится в таких туфлях на светское мероприятие, свидание при свечах или деловую встречу, где вынуждена  быть нарядной:  неестественное для нее состояние.  Если вы Степная  и в вашей жизни нет ситуаций, требующих формальности, плюс вы сама пока не нащупали  в себе чувственность и  желание соблазнять, значит, и остроносые балетки вам не нужны. Но я надеюсь, что вы скоро чего-нибудь такое  нащупаете.

 

 

Где Салонная и Степная красота кратко пересекаются, это skinny джинсы. И та, и другая мCRuогут сочетать такие балетки с  обтягивающими джинсами  ко всеобщей радости. Со Степной все просто. Она надевает острые носы к привычным джинсам и майкам, и готово. Она нарядная. Она одета. Когда салонная проделывает тот же трюк,  очень часто она получает прямо противоположный результат. Она раздета. При том, раздета как-то так, знаете…  в стиле Викторианской порнографии. Ну, в принципе, не очень большая беда, сейчас все так ходят, глаз замылился.  Но, если вдруг вы почувствуете, что  вам хочется чего-то большего,  чем “сейчас все так ходят….”

Скинни джинсы подчеркивают ляжки и весь детородный тыл – визитную карточку  Салонного типажа. Остроносые балетки своим классическим дамским силуэтом  этот эффект только усиливают.  Чего далеко ходить, вот вам пример Кристины Хендрикс, в своем естественном, салонном обличии и рядом,  в степном.  У меня всегда сердце кровью обливается видеть такую картину.  К тому же, что я точно знаю, насколько необходимость быть одетой casual   не означает автоматическую  потерю в рейтинге.

 

 

Christina-a-Siren-Beauty

 

Проблема в том, что современный модный ландшафт определяется амазонским типажом,  для которого это (справа)  и есть оптимальное сочетание.  В результате,  наш глаз и замылился, не реагируя   на весьма посредственную картину,   кою являют собой салонные красотки одетые согласно тому,  “как сейчас носят.”    Все сваливается на вес, хотя Салонная во 2-м американском размере, сочетая (скинни) джинсы и балетки (туфли)  получает абсолютно тот же самый результат викторианской порнухи, что и дама в теле.

Для того чтобы  устранить сомнительные  коннотации такого соседства, нужно проделать упражнение подобное тому, что было описано в статье “Почему вам не идет юбка-карандаш”, а именно  сымитировать андрогинный торс. Вот несколько приемов, которыми пользуюсь я сама.

Большой, тяжелый свитер с драпировкой, которая не свисает, а как будто парит, притягивая взгляд вверх. На этой фотографии у меня не остроносые балетки, а мягкие круглоносые чешки, потому что в них удобнее летать, а основанный на андрогинности силуэт открывает возможности для  более простой, невзыскательной и удобной, обуви.

Трикотаж без рукавов должен закрывать плечевую косточку, чтобы усилить плечевую линию. Только в крое не должно быть никаких кокетливых и дамских элементов.  Крой должен быть ближе к унисекс. А иначе у вас снова получится порно Викторианского периода. Если у вас простая футболка, закатайте рукава в тугой жгутик.  Если у вас складываются отношения с шарфами, то  ими  можно добиться нужного эффекта, уложив  их кольцом вокруг шеи.

* Мне нравится работать с пропорциями мужской шляпой, она помогает усилить андрогинные ассоциации и, как ни странно, бывает весьма эффективной в борьбе с бедрами. На этой фотографии шарф никак не помогает  пропорциям, потому что он висит. Все делает шляпа.

* В таких сочетаниях всегда надевайте скинни с заниженной талией.

*  Для салонных типажей лучше укороченные, а не в полную длину скинни.

* Часто я замечала, что с такими джинсами мне помогает ремень.  Помогает добавить нужную каплю собранности в этот намеренно разобранный look, связав меня со средой.

* Подробно о таких сочетаниях, с картинками, я рассказываю на вебинаре “Брюки и Бедра”, Запись здесь. 

* Одевшись таким образом, Салонная может  носить остроносые балетки, но может и не носить. К таким пропорциям можно надеть и  удобные чешки,  кроссовки, и оксфорды.

 

 

Этим сочетанием Салонная играет в Степную.  Она скрывает все свои главные козыри, чтобы сымитировать козыри  степной. Я в такие вещи тоже играю, но относительно редко. Так одеты массы, а меня это всегда пугало. С другой стороны, во мне  сильно развит  социопат,  и из этого состояния  я  тоже черпаю жизненные силы.  Подчеркнутый салонный имидж помогает поддерживать этот статус.  У вас может быть другой жизненный настрой и ситуация,  отчего вам может быть вам не только приятно, но и нужно, будучи Салонной, играть в Степную.  А мне  всегда приятно вам помочь.

 

 

 

 

 

 

]]>
https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%b4%d0%b6%d0%b8%d0%bd%d1%81%d1%8b-%d0%b1%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%82%d0%ba%d0%b8-%d0%b8-%d0%b2%d0%b8%d0%ba%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b5-%d0%bf%d0%be%d1%80%d0%bd%d0%be/feed/ 22
Остроносые балетки https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%be%d1%81%d1%82%d1%80%d0%be%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%8b%d0%b5-%d0%b1%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%82%d0%ba%d0%b8-%d1%8d%d1%82%d0%be-%d0%bd%d0%b5-%d1%82%d1%80%d0%b5%d0%bd%d0%b4/ https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%be%d1%81%d1%82%d1%80%d0%be%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%8b%d0%b5-%d0%b1%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%82%d0%ba%d0%b8-%d1%8d%d1%82%d0%be-%d0%bd%d0%b5-%d1%82%d1%80%d0%b5%d0%bd%d0%b4/#comments Sun, 09 Oct 2016 04:32:14 +0000 https://www.natlaurel.com/?p=8485 Мое знакомство с остроносыми балетками состоялось в 2008-м году и было заочным. Они предстали передо мной в рассказе подруги, обладательницы цепкого глаза эстета и дара Шахерезады передавать детали интерьера, экстерьера, садового дизайна, градопланирования и гастрономических радостей, а так же наделенной удивительной способностью все это создавать своими руками.

В тот раз она делилась впечатлениями от похода в гости яростно жарким калифорнийским вечером. Хозяйка, высокая крупная женщина, была одета в свободное льняное платье до середины икры с разрезами по бокам и лодочки с острыми вытянутыми носами. “Размер ноги у этой статной женщины должен был быть как минимум сороковой, – препарировала увиденное моя зоркая подруга, – и, казалось бы, гротескные носы должны были превратить ступню в лыжу, но, как ни странно, этого не произошло. Все, что открывалось глазу, это удобный, уместный и очаровательный образ хозяйки большого дома, принимающей гостей на веранде”.

Образ этот застрял у меня в сознании на долгие годы, поэтому, когда весной 2013-ого я быстренько заскочила в Нордстром Пало Альто за носками, а выбежала с шумно бьющимся сердцем, красной коробкой Valentino и чеком на valentino-pink-rockstud-ballerina-flat-in-pink-product-3-8043045-610332192_large_flex$800 с лишним долларов, можно было догадаться, откуда ветер дует. Но за пять лет описанный образ ушел глубоко в бессознательное, и я не догадалась. Я стояла тихонько на парковке, слушала стук собственного сердца и спрашивала сама себя: «Сколько-сколько ты сейчас случайно потратила?» Это была моя первая пара обуви такого калибра. Остроносые балетки Valentino цвета фуксии с шипами. Правда же, сейчас кажется, они были частью модного ландшафта всегда? Нет. Всего три года.

 

Сначала я объяснила свой порыв любовью к документальному фильму «Valentino: The Last Emperor»  (2008), который я посмотрела раз пятьсот. Покорил он меня даже не талантом самого дизайнера, сколько высоким уровнем документалистики Мэта Тэрнауэра. Свежий, спонтанный, одновременно въедливо-беспардонный и нежный по отношению к своему герою, фильм сочетал в себе все качества шедеврального документального кино. Я не уставала повторять, что спустя несколько десятилетий “Valentino” будет восприниматься не просто как нишевая картина об эксцентричной личности из мира моды, но очень важная хроника целого культурного пласта.  Значение “Valentino” можно будет приравнять к “Броненосцу Потемкину» Эйзенштейна. Я помню лица людей, смотревших на меня, как на юродивую, что объяснимо, потому что ни один из фильмов о моде, хлынувших в тот период на экраны, даже близко не подошел к Valentino по уровню искусства документального кино (исключение – «Bill Cunningham New York» (2010).

Ленту «Сентябрьский Номер»   (2009)  я смотрела в кинотеатре Сан-Франциско. Полтора часа жестко отредактированных, отполированных цензурой, зарисовок я выдержала с большим трудом, моя  подруга-стилист уснула.  Наверное, если бы я не видела Valentino, мне было бы интересно заглянуть в закулисье Vogue, даже такое отредактированное и отфотошопленное, как “September Issue”.   Но работа Мэтта Тэрнауэра сделала из меня человека, бесповоротно испорченного нарзаном.

По дороге домой я уломала сонную подругу заехать ко мне, божась показать, как должен выглядеть настоящий фильм о моде. Примостившись на краешек дивана «на немножко», она просидела полтора часа, приклеенная к экрану, несмотря на предшествующую пытку «модным» фильмом и часом дороги. По мере того, как количество обращенных среди моих друзей возрастало, расцветала и моя любовь к самому Валентино и Джанкарло Джаметти.

Все эти мысли роились в  голове, когда я несла домой красную коробку Valentino с остроносыми балетками за $800+ долларов. Любопытно, что фильм вышел в том же, 2008-м году, в котором я заочно познакомилась с остроносыми лодками через рассказ своей велеречивой и зоркой подруги. Ко всяким таким совпадениям я оголтело чувствительна и неизменно ищу в них всевозможный судьбоносный смысл.

Однако на тот момент, по-прежнему не сложив два и два, я поставила коробку в шкаф и, решив, что утро вечера мудренее, уехала в Париж. Без валентинок. По возвращении я уже перестала так стесняться своей импульсивной покупки,  хотя связать ее с образом таинственной незнакомки из рассказа Шахерезады мне так в голову и не пришло. Все сложилось несколько недель спустя, когда воскресным утром я оказалась в ресторане, в компании со своими малолетками.

 

at-rosewood-w-kids-2013-2

 

С погодками, Сашкиным стартапом и свалившейся на меня карьерой стилиста мы не располагали жизненными ресурсами для светских раутов. Две няни едва покрывали рабочие часы, что сводило наше свободное время к воскресному ланчу в Rosewood, где трехлетка и полуторогодовалый пупс могли свободно фланировать среди низких коктейльных столиков в лаундже, пока мы молча пережевывали безвкусный салат-nicouse, уставившись в горный пейзаж за 280-м шоссе. Это то, как выглядели мои светские вылазки, разбавлявшие родительские обязанности и работу из домашнего офиса. Естественно, я наряжалась. Вполне осознавала, что выгляжу карикатурно, но продолжала наряжаться, просто, чтобы сохранить ясность ума. Это все одно, что  решать задачи по математике, застряв в лифте. И вот, в одну из таких вылазок  и случилась со мной моя «Эврика!». Счастливая тем, что я наконец-то помещаюсь в юбку-солнце New Look, которую привезла из Милана (в том же 2008-м), я интуитивно сунула ноги в остроносые балетки Valentino и вдруг поняла, что случайно потерла лампу Алладина. Могучая сила остроносых балеток состояла в том, что к этому классическому дамскому сочетанию, вечному заложнику каблуков, мучительные колодки вдруг стали не нужны. Их заменили гротескные острые носы плоских лодочек. Наконец-то я стояла в красивом месте с малолетками, памперсом подмышкой, и мне  было и красиво, и удобно. Точно так же, как было загадочной незнакомке, накрепко обосновавшейся в моем бессознательном с 2008-ого года. В этот момент я наконец-то поняла, что моя покупка была не импульсом, а выверенным жестом прозорливого стилиста.  Который я по неопытности не сразу признала…

 

Могучая сила остроносых балеток состояла в том, что к классическому дамскому платью, вечному заложнику каблуков, мучительные колодки вдруг стали не нужны. Их заменили гротескные острые носы плоских лодочек.

Тем же летом Гаранс обессмертила туфли своими иллюстрациями и они украсили стопы чуть ли не всех ключевых персон мира fashion. Затем они вошли во все списки must-haves для начинающих посетителей недель моды, которым жизненно необходимо попасть в объектив street fashion фотографов. Следующее лето 2014-ого было отмечено как бесконечными подделками, первыми ласточками утомляемости рынка, так и небывалой отзывчивостью самой индустрии. Огромное количество марок разразилось остроносыми моделями туфель, оксфордских ботинок, мокасин, так же пробуя и преуспевая на поприще athleisure: слипонов и кед. Все это позволило расширить горизонты классического дамского сочетания и дало возможность салонному типажу попробовать себя на новой территории.

Россия не сразу открылась остроносому тренду. Он массово подхватился только летом 2015-ого, два года спустя после того, как туфли совершили триумфальное шествие по модным столицам. Частично я объясняю такую задержку тем, что предыдущее явление остроносых туфель пришлось на 90-е и совпало со свежеразвалившимся Союзом, когда экономический упадок и ворвавшаяся западная свобода нравов ударили по традиционному постсоветскому обществу и сбили его с ног. Добавьте к этому суровый климат, который отбирает у русских пресловутую европейскую sprezzatura, и гротескные острые носы превращаются в эпитомию постсоветской безвкусицы. Почти двадцать лет спустя при виде острых носов многие не ощутили ничего, кроме сильного приступа ПТС.

В своем увлечении остроносыми туфлями я часто уношусь в заоблачные дали, не замечая окружающих меня страхов и сомнений. Комментарии читателей застают меня врасплох и возвращают на землю, помогая объяснить, что же в этой обуви самое важное. Ниже я собрала самые распространенные вопросы, встречающиеся в Инстаграме и постах.

 

Остроносые балетки хорошо смотрятся на маленькой ножке. А у меня сороковой размер…

 

audrey hepburn size 10 half

У Одри Хепберн был 10.5 размер ноги.

Это первый вопрос, возникающий всякий раз, когда речь заходит об остроносых балетках. Он абсолютно неизбежен. Пожалуйста, обратитесь к первому параграфу статьи. Если ваше сочетание составлено правильно и оно уместно, то только самый въедливый глаз заметит, какой там у вас размер ноги. «Правильное» сочетание – это то, которое, скорее всего, было в вашем сознании немыслимо без каблуков и торжественной нарядной обуви.

У меня тоже немаленький, 39-й, размер ноги и некоторые итальянские модели я ношу в 40-м. И есть у меня обувь, которая украшает саму ногу получше, чем балетки Валентино, но, если речь идет о сочетании, в котором мне нужно совместить красоту на грани торжественности и удобство, фактор абсолютной красоты моей стопы и размера уходит на второй план, уступая место общей гармонии сочетания.

 

Остроносая обувь требует красивых лодыжек. У меня лодыжки не очень.

Если думать об остроносых лодках, как о must-have модной дамы, то, да, лодыжки важнее. Если помнить, что остроносые лодки – это спасение от каблуков, то приоритеты меняются, и начинает работать система сдержек и противовесов, в которой вы складываете свое сочетание так, что удачное перевешивает, отвлекая глаз от неудачного (лодыжек), и вы получаете удобную обувь там, где казалось бы, возможны были только каблуки. Либо вы понимаете, что остроносые лодки вам совершенно не нужны, потому что вы каблуками в принципе не страдаете.

Для тех, чьи лодыжки существуют в интимной и вынужденной связи с каблуками, пара советов:

Чтобы немного облагородить тяжелые щиколотки, выбирайте обувь с квадратным вырезом. Или хотя бы не с круглым. Правильный циркульный вырез может сделать тяжелыми даже средние щиколотки.

Пробуйте балетки с квадратными пряжками. Квадратная пряжка забирает на себя тяжесть щиколотки. А еще балетки с такой фурнитурой гармоничнее смотрятся с плотными колготками.

Я не могу позволить себе остроносые балетки. У меня рост 156… Хоть небольшой каблучок мне все-таки нужен.

 Сколько бы я ни писала про то, что гротескный острый нос работает как каблук, все равно скажут про рост и необходимость каблука. Естественно, и у этой «Лампы Алладина» есть предел возможностей. Этот предел коррелирует с ростом. Скажем, женщине ростом 166 см. остроносые балетки помогут симулировать порядка трех-четырех сантиметров, а рост в сетке от 152 – 158 выудит сантиметра полтора-два. При этом у остроносой обуви на плоской подошве потенциал выглядеть интересно и легко гораздо выше, чем у «хоть небольшого каблучка»

Из Инстаграма вашего автора. Эльба, 2016.

С другой стороны, все зависит от ситуации. У меня есть масса сочетаний, которые я ношу как с каблуками, так и с острыми носами на плоской подошве, в зависимости от того, куда я иду, с кем, кто там еще будет, как выглядит помещение (среда) и какова моя там роль. На все эти вопросы я быстренько отвечаю, пока крашу ресницы и мажусь кокосовым маслом.  Росту во мне те  самые 166 см. Классические 156 пройдутся по тому же списку вопросов. У  156 будет меньше вариантов, чем у 166, но все равно 156 имеет варианты. И это главное.

Если вы направляетесь в бар или у вас деловая встреча в офисе, то стоит взять у каблуков все, что они способны предложить.   Компонент удобства делегируется Уберу и другим проявлениям технического прогресса. Но, если ваше свидание состоит из длительной вечерней прогулки по тосканским холмам до крепости и обратно, а потом ресторан или если вы встречаетесь с клиентами в городе и показываете им помещения для мероприятия, то это форматы, в которых ваша красота напрямую зависит от удобства. Это тот случай, когда остроносая обувь на плоской подошве сослужит одинаково добрую службу, как для 166-ти, так и для 156. Барная стойка и столик в ресторане имеют качественно разную динамику и требуют разных настроек сочетания. Так же как формат деловых отношений: в офисных стенах или за их пределами. Все: пространство, интерьер, ландшафт, свет, тени, звуки и даже запахи, – играют роль в выборе того, что вы сегодня наденете. Но вариант красиво, по-деловому и удобно всегда должен быть в вашем списке.

 

 

Остроносые балетки это для всех?   Есть ли типы фигуры, которым они подходят лучше всего?  

 

хорошие остроносые балетки для фигуры с выраженными бедрами - это все равно, что хороший лифчик для большой груди.

Я не готова  говорить об уместности балеток в зависимости от типа фигуры, я для этого пока не написала несколько важных статей, на которые могу сослаться,  но могу объяснить принципы их использования в рамках моей концепции Салонного и Степного типажа внешности. Больше всего остроносые балетки подойдут женщинам, чувствующим себя в заложницах каблуков. Это, как правило, «салонный типаж». Билетом в этот типаж часто служат хорошо выраженные детородные бедра. Для обладательниц таковых остроносая обувь на плоском ходу – глоток свежего воздуха. Такая женщина (не обязательно, но часто) обожает классические платья и юбки длины Шатцберга, и или мучается каблуками, или не мучается сама, но мучает своим видом окружающих, когда каблуки не соответствуют ландшафту и ситуации, но без них она чувствует себя раздетой. Или же такие платья висят у нее в шкафу, она их не носит, потому что ж некуда и каблуки, но и избавиться от них она не в силах, или же такие платья у нее не висят, она бы очень хотела, но не покупает, а только облизывается, ибо каблуки и некуда надеть. Вот для таких персонажей очень важны в гардеробе остроносые балетки, потому что они или избавляют от необходимости все время вышагивать на каблуках, или примиряют классический силуэт с порывистым образом жизни. Я говорила раньше и не устану повторять, что хорошие остроносые балетки для женщин с бедрами – это все равно, что хороший лифчик для женщин с грудью. Салонному типажу нужно носить остроносую обувь на плоском ходу с платьями и юбками длиной под коленку и до середины икры, избегать сочетаний с милленниал-длиной, открывающей коленку, и макси. Макси и милленниал на салонном типаже требуют более спортивной обуви. Иногда они могут удачно сочетать такую обувь с укороченными узкими джинсами при условии, что сверху надето что-то объемное.

У степного типажа проблема другая.

 

sofiaz-choice-rockstud-valentinos-w-ripped-jeans

sofiaz-choice.tumblr.com


 

Им постоянно приходится думать о том, как добавить в свой образ праздничности и кокетства, не выглядя при этом натужно и не растеряв все свое очарование. Они чувствуют себя в заложниках у джинсов и маек не потому, что так привыкли, а потому, что им это действительно идет намного больше, чем платья и гламурная сбруя. Всякий раз, когда им приходится взгромождаться на каблуки не потому, что они к тому испытывают всепоглощающую тягу, как салонные сирены, а потому, что вроде как того требует ситуация,  чувствуют  они себя неуклюжими и смешными. В этот момент на сцену могут выйти остроносые балетки. Именно они превращают рваные джинсы и невнятный трикотаж во что-то не просто оправданное, а щемяще томительное, даже среди самых старинных зеркал, самых коринфских колонн и самых пафосных интерьеров, превращая саму женщину в  бунтарку,  одновременно дерзновенную и нежную.  Степные красотки выгадают, сочетая остроносые балетки с платьями-рубашками, юбками милленниал-длины, туниками, шортами и джинсами. Чего бы я не надевала на Степную Амазонку в остроносых балетках – это классические костюмы, платья и традиционные дамские сочетания. Они как правило на Амазонке созвучны с биркенстоками, комбат-ботинками и другой утилитарной обувью.

NY-Dance-Project

www.nydanceproject.com

Я ощущаю себя голосистым приверженцем остроносых балеток с 2013-го (и латентным с 2008-го) и  не чувствую никакого желания сдавать позиций. Остроносые балетки нужны не всем. Но тем из нас, кому они нужны, они нужны, как воздух, потому что благодаря им мы перестаем быть заложниками каблуков (или сиротских сочетаний). Гротескный заостренный нос берет на себя роль каблука: удлиняет ноги и придает искомую нарядность, формальность, эротичность, убирает панибратство. Все то, с чем, –  мы привыкли думать,-  способны справиться только каблуки.  В визуальной отсылке остроносых лодок к  покоящимся стопам  балерины в пуантах, в их легкой диспропорции к фигуре,  мне видится особая трогательная красота. В ней нет ярости самого танца, но есть его сладостное предчувствие.

Один из моих самых страшных страхов – это проснуться однажду утром, потянуться за телефоном, прокрутить новостной и Instagram-feed и увидеть признаки того – или не дай Боже,  мнение эксперта о том,  –  что остроносые балетки – это вчерашний день. Наверное, это неизбежно. Но надеюсь, это будет  лишь краткая фаза перед тем, как они тихо войдут в категорию базовых вещей, как тренч или бежевое пальто. Быть может, для сильных мира моды, перемещающихся в лимузинах по мероприятиям, остроносые  балетки – это увлекательный, задержавшийся  тренд, но для тех, чья жизнь вращается вокруг рабочих и родительских будней, остроносые балетки – это совершенно базовая вещь, намного более краеугольная, чем МЧП.

]]>
https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%be%d1%81%d1%82%d1%80%d0%be%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%8b%d0%b5-%d0%b1%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%82%d0%ba%d0%b8-%d1%8d%d1%82%d0%be-%d0%bd%d0%b5-%d1%82%d1%80%d0%b5%d0%bd%d0%b4/feed/ 16
Почему Вам Не Идет Юбка-Карандаш https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%bf%d0%be%d1%87%d0%b5%d0%bc%d1%83-%d0%b2%d0%b0%d0%bc-%d0%bd%d0%b5-%d0%b8%d0%b4%d0%b5%d1%82-%d1%8e%d0%b1%d0%ba%d0%b0-%d0%ba%d0%b0%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d0%b0%d1%88/ https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%bf%d0%be%d1%87%d0%b5%d0%bc%d1%83-%d0%b2%d0%b0%d0%bc-%d0%bd%d0%b5-%d0%b8%d0%b4%d0%b5%d1%82-%d1%8e%d0%b1%d0%ba%d0%b0-%d0%ba%d0%b0%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d0%b0%d1%88/#comments Thu, 28 Apr 2016 17:51:06 +0000 https://www.natlaurel.com/?p=8313 Вопрос про юбку-карандаш – один из самых частых, которые мне задают.  Он может быть по-разному сформулирован, иногда вопрос задается  и не про юбку, хотя  корень проблемы и ответ будут заключаться именно в ней. Иногда это просто крик отчаяния или молящий взор: “Но почему?”, – и ответ снова сведется к карандашу.

Как правило, эта проблема возникает именно с описанной фигурой: легкий худой верх и тяжелый низ с увесистыми бедрами. Мне самой эта проблема знакома интимно, так как у меня точно такая же фигура и такой же рост. Еще два года назад, когда блог квартировался в жж и Ира написала свою просьбу, мне хотелось прыгнуть на нее, но проект «why this works», для которого был прислан снимок, задумывался для  быстрых ответов и кратких комментариев, а юбки-карандаши – это большая тема, и двух абзацев тут недостаточно. Нужен большой и внимательный рассказ. Который случился только сейчас. За два года вопрос не потерял актуальности. Все это время я продолжаю получать письма от подопечных и фотографии с их растерянными лицами, в этих самых юбках-карандашах, которые якобы всем идут и у всех в гардеробе должны быть. А они в этих самых юбках стоят, в лучшем случае, как покладистая секретарша, а в худшем – как оно самое, и подпись: «Я думала, я буду такая… такая…, а получилось сельпо…»

Все это время я продолжаю получать письма от подопечных и фотографии с их растерянными лицами, в этих самых юбках-карандашах, которые якобы всем идут и у всех в гардеробе должны быть.

Проблема юбки и сельпо реально существует больше четверти века и будет продолжать существовать и дальше, пока кто-нибудь, наконец, доходчиво не объяснит, что там происходит.  Как всякая Маргарита Паллна, я счастлива, что это мой крест и нести его буду я. В конце-концов, про эту проблему я знаю все. Но начнем, как обычно, издалека.

В одном  из лучших и, может быть, единственном в своем роде издании о новейшей истории моды The End of Fashion  за авторством американской журналистки и колумниста WSJ  Teri Agins  подробно описано, как мода из цеха легкой промышленности перекочевала  в индустрию массовых гуляний. Среди ключевых событий, подорвавших авторитет моды и отслоивших от нее конечного потребителя, Эджинс выделяет 1987 год, когда производители упустили пик спроса на укороченные юбки. Юбки имеются в виду деловые, офисные, то есть, самые наши карандаши. В США 80-е были отмечены массовым притоком женщин в управленческие и руководящие должности. Соответственно, появился интерес к удобной деловой одежде, но производитель к этому призыву остался нем, что конвертировалось в охлаждение отношений между (американскими) женщинами и модой.

С 1987-го производители подсуетились. Нынче практически все юбки-карандаши и платья-пеналы из тех, что «покороче», и это создало другую брешь. Именно в нее “проваливаются” мои подопечные, Ирина,  приславшая вопрос  и миллионы других женщин, пытаясь пристроить в свой гардероб юбку-карандаш.

jerry schatzberg

Джерри Шатцберг

Однако, отбежим еще дальше, на полвека назад.   Юбка-карандаш явила себя миру в середине двадцатого столетия, и целая плеяда именитых фотографов обессмертила ее: Ирвинг Пенн, Сесиль Битон, Джерри Шатцберг. Именно эти черно-белые виньетки шлют мне клиенты со словами: «Наташа, я вот такая», – и недоумевают, почему эти женщины так волшебны, а они-таки нет. Им, конечно, нужно похудеть. И ликом они тоже не вышли, и вообще, кесарю – кесарево.   Дело не в похудеть. Девицы все, в основном, у меня страдают стройные. И с лицами все в порядке.

 

Дело в том, что из-под юбок-карандашей с этих фотографий нигде не выглядывают коленки. Вы видите коленку? И я не вижу. Читаем дальше. Юбки-карандаши на фотографиях – это зауженные,  сладострастные создания, ласкающие подолами икры. Юбки эти были искусно скроены, чтобы подчеркнуть все лучшее, что есть в классической женской красоте, воспетое в предшествующие века: тонкая длинная шея, нежные плечи, изящные запястья  с пальцами пианистки, талия и лодыжки. Массивные бедра, которые, как правило, сопровождают длинную шею и пальцы пианистки, прятались при помощи кроя и стратегической длины. Все это, подавая в самом выгодном свете классическую салонную красоту, ничего, ровным счетом ничего, не давало ‘outdoor’ внешности, чей главный козырь, сухие поджарые бедра, был спрятан под юбкой-карандашом; а сдавленные сложно-кроеными изделиями атлетические торсы смотрелись массивными и неуклюжими. Поэтому, когда подолы приподнялись, ‘outdoors’  возрадовались. К 70-м, когда вся одежда превратилась в покрывала, сделав, наконец уже, кирпичик квадратного торса нежным телом, они возликовали.

В последующие годы трапеция ушла в астрал тугого мини 80-х, а удлиненные юбки пробовали себя в различных объемах. К концу XX века выкристаллизовалась новая порода юбок: простая, прямая, заканчивающаяся в районе коленки, плотно облегающая бедра или едва расклешенная пирамидкой. Это то, что сегодня мы знаем как юбку-карандаш. Наиболее распространенная модель заканчивается над коленкой, я буду называть ее “Милленниал Длина”. Наименее представленная на рынке –  зауженная к подолу, под коленкой, я буду называть ее “Длина Шатцберга”.  Существует еще их гибрид, сарториальный оппортунист  – юбка до середины коленки, так же давно  известная как «итальянская длина».

Дело в том, что из-под юбок-карандашей с фотографий 50-х нигде не выглядывают коленки. Вы видите коленку? И я не вижу.
J Crew skirt styled for outdoors_m

Типичная ‘outdoor’ длина и комбинация на модели J.Crew

Если ваша красота атлетическая, амазонская, ‘outdoor’, это значит, что вы носите современные юбки-карандаши длиной над коленкой со всем на свете и понятия не имеете, что такая удобная, неприхотливая вещь способна хоть кому-то доставлять хоть какие-то неприятности. Если же у вас крен в салонную, нежную, классическую красоту ‘indoor’, то, скорее всего, вы застряли в джинсах, потому что посредством экспериментов поняли, что возни с юбками много, а толку не больше чем от джинсов. А то и меньше. Джинсы вас тоже не устраивают, но по крайней мере, тот же скорбный результат достигается без утомительной возни.

Идите же ко мне, дорогие мои салонные красотки, я вам сейчас все-все-все расскажу. В тот самый момент, когда юбки-карандаши стали короче, открыв взору коленку, из элегантных они превратились в спортивные. Став спортивными, они стали органичными для атлетической, амазонской фигуры с размашистым плечевым поясом, который очень часто сопровождается высоким бедром (особенность анатомии, при которой самая широкая часть бедра расположена выше промежности). В этот самый момент ‘outdoors’ получили красивую вещь, которая наконец-то сделала их женственными, что-то, чего они были лишены долгие годы, а, если быть точнее, столетия. Естественно, они пребывают в полной уверенности, что это универсальная вещь, которая нужна всем. И для атлетического тела эта вещь действительно универсальная. Но для нежной, салонной красоты юбка потеряла всю свою магию в тот момент, когда ее укоротили, открыв коленку. Салонные барышни поменялись местами с ‘outdoors’. Теперь уже эти, а не те выглядят уродливо в одежде-которая-должна-быть-у-каждой-в-гардеробе.

 

Но почему?

 

Потому что изящные, изгибающиеся, словно змея, торсы, воспетые фотографами 50-х, крепятся на детородные бедра и очень часто сопровождаются тяжелой, сдобной коленкой. В связи с чем на протяжении большей части истории цивилизации эта часть женского тела оставалась закрытой. Когда в 60-х Шанель яростно сопротивлялась подпрыгнувшим подолам, она не просто обнаружила потерю связи с ритмом моды, у нее был веский аргумент. У самой Шанель торс по-змеиному изящным не был, он у нее был просто длинным, отчего точно так же «давил» на коленку, так что она отлично знала, насколько укороченный подол способен изуродовать женское тело. Чего она, однако, не учла, это то, что веками под некоторыми кринолинами и подъюбниками томилось настоящее сокровище: острая, как пуля, пателла. В реалиях моды предшествующих столетий обнаружить коленку было проблематично. Кроме того, обладательницы острых коленок часто страдали крепкой шеей и сбитым, коротким торсом, которые в одежде считываются как отсутствие талии – главное женское проклятие на протяжении всей истории цивилизации. Так что никто особо и не интересовался, что уж там может быть красивого у этих бедолаг без талии и шеи. Ну, не повезло. Бывает.

В тот самый момент, когда юбки-карандаши стали короче, открыв взору коленку, из элегантных они превратились в спортивные.

Если разрыть коленку из-под кринолинов никак не представлялось возможным, то уж под карандашами и New Look  пятидесятых всяко было проще на нее наткнуться. И тот, кто на нее наконец-то набрел, наверное, чувствовал то же самое, что и Говард Картер, онемевший перед открывшимся ему сокровищем. Все, что случилось с модой после этого, было нацелено на переработку привычных канонов так, чтобы максимально обыграть коленку и увести в тень сопровождающий ее тяжелый торс. Классическая салонная красота со своей талией и змеиным изяществом считалась выигрышной сама по себе. Начиная с 60-х, руководствуясь девизом  «Эту во что ни одень, все хорошо…» мода откусывала у салонного типажа кусок за куском, пока – незаметно как и когда – не осталось почти ничего. Юбка-карандаш – лишь один из пунктов в списке потерь для ‘indoor’ красоты. И приобретение для ‘outdoor’.  Так установилось новое женское проклятье: крепкие бедра и короткие ноги.  Ныне никто особо и не интересуется, чего уж там может быть красивого у этих бедолаг без ляжек и коленок.   Ну, не повезло. Бывает.

 

Одна из трагических ошибок, которую совершает сегодня барышня салонная в том, что она продолжает обращаться с новой юбкой-карандашом так, словно это ее предшественница, воспетая Шатцбергом и Пенном. Она пристраивает к ней трикотаж, подчеркивающий ее талию и грудь, она заправляет блузочку (или не заправляет – от этого ничего не меняется), прилаживает ремешок, подбирает сексапильную обувь и даже иногда делает укладку. А потом умирает от недоумения и ужаса, где она «набралась этой пошлости», будучи одетой в такую простую, безликую вещь. Которая, к тому же,  должна-быть-в-гардеробе-каждой-женщины.

 

hoynigenn huenne

Гойнинген-Гюне 1930-е

Это коленка.  В коленке нет ничего утонченного и изящного.  Коленка – это простота, спонтанность, спорт. И оформлять открытую коленку нужно соответственно. Снимок слева из журнала Вог 30-х годов за авторством очередного эпохального фотографа Гойнинген-Гюне открывает взору купальник, являющийся архетипом современной юбки, если не сказать униформы сегодняшних медийных персон. И, хотя современные юбки-карандаши скромнее и прикрывают бОльшую часть ляжки, для салонной красоты именно этот купальник 30-х, а не возвышенные красотки с фотографий Шатцберга и Пенна служит визуальной отправной точкой современной юбки-карандаша. Это именно то, почему миллионам женщин не удается справиться с современной юбкой-карандашом. Потому что они начинают наряжать и кокетливо украшать спортивное по сути своей изделие – купальник. От этого пошлость.

Еще одна вещь, которую не осознают многие салонные типажи, это роль талии и изящного торса, который они называют “худыми плечами”.  Талия, перепад между нею и грудью  и изящная линия спины – это корона, которая сразу же ведет вас возвышенным, салонным и чувственным путем юбки “Шатцбергской длины”.

С точки зрения пропорций под карандашом «Шатцбергской длины» увесистые бедро и коленка формировали извилистую линию, повторяющую торс и следом подхватываемую лодыжкой. Получался органичный, змеиный рисунок, полный непредсказуемых и тайных мотивов. Разбитые укороченным подолом карандаша-милленниала, коленка и бедро превратились в гирю. В две гири. По отношению к которым змеиный торс стал выглядеть, как чахлая ветка. Лодыжка может быть по-прежнему хороша, но ей одной с двумя гирями не справиться.

Для салонной красоты именно купальник 30-х, а не возвышенные красотки с фотографий Шатцберга и Пенна служит визуальной отправной точкой современной юбки-карандаша.

Наряжать карандаш милленниал-длины блузками и поясками или поддерживать заданную тему мужскими рубашками могут outdoors: гамины и амазонки, потому что они с новой юбкой составляют единое общее целое: однородный фон для стильных экзерсисов. У дамы салонной есть два пути.

1. Она может отказаться от такой длины вообще и строить свой гардероб на юбках и платьях с закрытой коленкой. Это будет органичный для ее внешности стиль. Там свои сложности, радости, тактики и стратегии, это тема для отдельной статьи.

2. Если дама салонная хочет осваивать новую милленниал-длину над коленкой, то она должна подумать о том, как ей искусно добавить в образ спорта, чтобы убрать диссонанс между ней самой и ворвавшейся в ее жизнь спортивной юбкой. Это будет не органичный, а адаптированный к ее внешности стиль. Основные три принципа там такие:

indoor adapted millennial length

Пример адаптированного для салонной внешности сочетания с карандашом милленниал-длины на модели J.Crew

А. Все, что вы будете носить, должно скрыть талию, перепад к груди, прогиб в спине и усилить торс.

B. Почти все, что вы будете носить, будет  с рукавами. Выстраивая силуэт с юбкой милленниал- длины, вы стараетесь сымитировать крепкий, атлетический торс. Сделать это одеждой без рукавов сложнее.

C. Для салонного типажа юбка такой длины означает легкомысленное спортивное сочетание. Поэтому носить ее нужно с голыми ногами. Юбка такой длины для салонной барышни преимущественно летняя вещь. Речь идет о юбках из тканой ткани. Не трикотаж.

Подборка фотографий в слайд-шоу над текстом посвящена адаптации милленниал-длины  к салонной внешности.  Как счастливая обладательница салонной фигуры с шеей, талией и гирьками из бедер и коленок, я с уверенностью заявляю, что носить юбки-карандаши над коленкой можно, на эти самые гирьки не смотря. Но для этого нужно отказаться от короны от талии. Правильно выверенные пропорции на верхнем этаже заберут на себя тяжесть и подарят удобное и красивое сочетание для офиса, прогулок, путешествий и выходов в свет.   Эпизодическая тяжесть коленок заденет разве что патологоанатомов и совсем уж ничтожных личностей с полным жизненным вакуумом. Так что изучайте предмет и пользуйтесь на здоровье. И не забудьте рассказать подружкам.

 

 

 

]]>
https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%bf%d0%be%d1%87%d0%b5%d0%bc%d1%83-%d0%b2%d0%b0%d0%bc-%d0%bd%d0%b5-%d0%b8%d0%b4%d0%b5%d1%82-%d1%8e%d0%b1%d0%ba%d0%b0-%d0%ba%d0%b0%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d0%b0%d1%88/feed/ 34
Жокейские сапоги-2 https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%b6%d0%be%d0%ba%d0%b5%d0%b9%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b5-%d1%81%d0%b0%d0%bf%d0%be%d0%b3%d0%b8-2/ https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%b6%d0%be%d0%ba%d0%b5%d0%b9%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b5-%d1%81%d0%b0%d0%bf%d0%be%d0%b3%d0%b8-2/#comments Fri, 01 Apr 2016 19:27:19 +0000 https://www.natlaurel.com/ru/?p=7957 КЛЮЧЕВЫЕ МОМЕНТЫ СОЗДАНИЯ СПОРТИВНО-ПОХОДНОГО СОЧЕТАНИЯ ДЛЯ ‘INDOOR’  ТИПА ВНЕШНОСТИ В СУРОВЫХ СРЕДАХ.

1. Чтобы гармонично сочетаться со спортивными сапогами,  пальто должно быть прямым, стилизованным под мужское.  Коконы, трапеции и  отрезные модели не подойдут. Ворот  должен быть аскетично-спортивно-мужским.

2. Пальто над коленкой  и до середины бедра это две разные длины.  Для описываемого здесь образа  нужна вторая.  Пальто  длиной по ягодицы – это еще одна длина. Третья.  Вам нужна вторая.

3.  Между застегнутым пальто и спортивными сапогами должны выглядывать  легкомысленные  особы из тонкой прозрачной ткани, оживающие при каждом движении воздуха, или блестящие как латы, жаккардовые, карликовые кринолины. Глухая,  матовая ткань нужного эффекта не дает.

4.  У сочетания есть две выгодные длины: до коленки и в пол.  До коленки могут быть трепещущими   и жаккардовыми.  На юбках в  пол ограничимся трепещущими.  Другие варианты  тканей и длин см. слайды №5 и №10.

5.  Длинами можно манипулировать, конвертируя  подходящие по цветам, тканями и  фактуре   юбки в три четверти в  нужные под пальто по-коленку.

6. Принт и отделка. Ищите современный, нетривиальный рисунок.  Просвечивающие ткани  более терпимы к традиционным рисункам (клеточка, огурцы, дамаски), но на плотных, непросвечивающих тканях не соглашайтесь на банальное и избитое.

7. Можно ли все то же самое  повторить с пуховиком? Нет. А с шубой? Нет.  Изложенные принципы рассчитаны на пальтовую, шерстяную ткань.  К шубам и пуховикам нужны  другие длины и  другая обувь.

 

 

 

Sand backdrop

Жокейские сапоги объединяют в себе удобство, тяжесть и изящество. Тяжесть в данном смысле – термин положительный, потому что он примиряет нас с окружающей средой, что, само по себе,  создает ощущение легкости  и беззаботности.

 

 

978f2f8c-666e-4722-9d78-5a1b1d7f05f5

 

Юбка между мужским пальто и жокейскими сапогами должна быть просвечивающей, полупрозрачной, чтобы под ней угадывались очертания тела и она оживала при малейшем движении воздуха. Тогда ее можно  носить без каблуков.

 

 

 

b3550aab-d6e7-4e0f-94a3-05993d2b47be

Необходимость придерживать макси-юбку рукой придает всему вокруг совершенно особенный вкус. Мне нравится, что она заставляет тебя играть некую роль, я ее именно за это и люблю.

 

 

9fe7efef-09e3-460a-a6dd-3e48b47bd2d9

Монотонная гамма длинной юбки и прямого пальто вылепливают средневековый капуцинский образ, в котором монашеская суровость испытывается  фривольностью (снова) прозрачной ткани.

 

3916efb3-6522-4b40-8a84-c2133be29845

В скроенной клиньями юбке-солнце Mothwurf   прозрачности нет, зато есть плотная, блестящая и жесткая, как латы, поверхность. Шорох щедрых подъюбников и отсылки к кринолину поддерживают на плаву салонную внешность, а тяжелый принт, длина и арматурный блеск ткани  делают юбку пригодной для охоты, рыбалки, метрополитена и диктуемых всеми ими спортивных сапог.

 

 

breeze kissing camouflage

 

Эта шифоновая юбка с камуфляжным принтом  до середины икры, но, надевая под пальто я юбку подтягиваю и закрепляю поясом так, чтобы она не выходила за рамки отведенной ей роли волана.  Оно   дает более выгодные пропорции.

 

 

 

 

]]>
https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%b6%d0%be%d0%ba%d0%b5%d0%b9%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b5-%d1%81%d0%b0%d0%bf%d0%be%d0%b3%d0%b8-2/feed/ 24
Ремня ему, хорошего! https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/beltstrategies/ https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/beltstrategies/#comments Fri, 11 Mar 2016 05:36:20 +0000 https://www.natlaurel.com/?p=7750 Мы с Дашей обуздываем трикотажное платье. Даша в Петербурге, я – в Сан-Франциско. Работы ведутся через скайп и фотографии, и процесс напоминает игру в шахматы по почте. Даша загружает фото посконного платья-свитера, каковое висит у каждой из нас в шкафу. Я советую приводить  платье в чувство ремнем. Через день приходит сообщение об обновлениях в Dropbox. На свежезагруженном снимке в платье с ремнем Даша выглядит, как вы правильно догадались, хуже, чем до того, как я начала давать свои ценные советы. Такие многоходовки способствуют блогодеятельности. С их помощью осязается, что именно не понятно, и формулируются рекомендации.

Носить ремень на талии поверх трикотажного платья….  не нужно практически никогда. Ремень на талии – это классический ход, который отбрасывает трикотаж туда, где он существовал изначально: в исподнее. Служившее подложкой для серьезных тканей. В полноценную одежду трикотаж превращают   неформальные отношения с аксессуарами. Вот и ремень на трикотаж не надевается, а кладется.

Dropped down belt

Как ни странно, продавцы в магазинах в попытках украсить отражение  в зеркале примерочной несут ремешки и сажают их покупательницам именно на талию. Не верьте им. Ну, то есть, верьте, что ремень нужен, но не верьте, что он должен быть на талии. Если на вас мягкое трикотажное платье, то ремешок должен небрежно лежать между талией и бедром. На прямоугольной фигуре, без перепадов, он, скорее всего, сам легко скользнет вниз и с удобством там расположится. Если перепад между талией и бедрами ощутимый, то у пояса и талии образуется взаимное притяжение, и у вас будет естественный позыв  закрепить его в самом узком месте. Не делайте этого. Пресловутый поясок действительно помогает выделить талию, но на трикотаже прием работает, если любоваться одной только талией, используя туннельное зрение. Как только вы вольетесь в общий жизненный ритм, вы ощутите, что что-то не так. Некоторые ощутят раньше – еще у зеркала, некоторые – позже, после того, как увидят себя на фотографии. Некоторые – никогда.

На прямоугольной фигуре без перепадов  ремень на талии поверх трикотажного платья может смотреться лучше, чем на фигуре с перепадами.  Вот такой и вот такой, например, сценарий рассчитан на  длинный прямоугольный торс без выраженной талии. Есть другие расклады, когда пояс на талии трикотажного платья оправдан. Например, трикотажное платье технологически выполнено на очень высоком уровне, как  вот эти модели  McQueen и Chanel, где простота трикотажа окупается количеством квалифицированного ручного труда, в него вложенного, тем самым, приближая  его к понятию  “одежда”  в классической интерпретации этого термина.  В этом случае ремень на талии оправдан,  хотя и тут есть визуальное ожидание рубленых линий андрогинного тела.

На каждый из вышеизложенных случаев приходится по двадцать неудачных сценариев с ремешками, тщательно усаженными на талию поверх трикотажного платья. Задумка неизменно проваливается просто потому, что соседство классической женской внешности и трикотажа само по себе несет некий элемент раздетости. ‘Раздетость’  салонной красоты тоже можно выгодно подать, но нужно отойти от классических приемов. Поясок, четко сидящий на хорошо прорисованной талии поверх трикотажного платья – это верный путь в чистилище. Небрежное обращение с ремешком гармонирует с бесхитростной тканью. Уйти от этого можно, надев два одинаковых ремешка. Один ляжет на талии (не затягивайте), второй – под ним – на бедро.   Еще лучше купить  длинный (double wrap) ремень, задуманный на два оборота. Если вы работаете  с отдельными ремнями, то у вас встанет вопрос цвета.  Для высоко контрастной внешности и гаминных типажей можно пробовать яркие и разноцветные ремни, несущие в сочетание дополнительный цвет. Если контрастность средняя или низкая и/или типаж внешности ближе к классическому, то ремни должны быть в монохромной или родственной цветовой комбинации, связывая присутствующие цвета между собой.

В полноценную одежду трикотаж превращают неформальные отношения с аксессуарами. Ремень на трикотаж не надевается, а кладется.

 

Следующий вопрос, с которым вы столкнетесь – это как уговорить ремень лежать смирно на фигуре с перепадами. Ответ: чем тоньше ремешок, тем легче с ним работать.


Belt Strategies Double Wrap SkinnyСценарий №1.
Вы берете совсем тонкий ремешок шириной в 0,5 – 1  см., а еще лучше – два тонких ремешка (или очень длинный ремешок, который оборачивается вокруг вас два раза). Тоненькие пояски обычно легко пускаются  в свободное плавание между талией и бедрами. Плюс такого способа в том, что, если в современном ритме жизни вы, например, ощущаете недостачу утонченности, словно нехватку витамина Д, то это ваш путь.  Это то, чем  чаще всего заканчиваются все поясные эксперименты у меня. Минус такого способа в том, что тонкие пояса обязывают к обуви. Какое-то изящество в колодке должно присутствовать. Мягкая, разношенная  колодка и тонкий ремешок вместе не уживутся.

Сценарий №2. Ремешок в 1,5 – 2  см. шириной обычно тоже  свободно гуляет между талией и бедром и при этом немного  менее требователен к обуви.  У меня в ходу именно такой ремешок, как самый универсальный: для трикотажа и вне его.  Он быстро находит общий язык как с остроносыми “валентинами”, так и с “брунеллами”. Ремешки лучше покупать на размер больше и делать в них дополнительные дырочки.

Сценарий №3.  С  ремешком  в 2 см. и шире возникнет больше всего  проблем с перепадом от талии к бедрам. Я их на трикотаж не ношу, не потому что они плохие, а потому что КПД низкий.  Их я ношу на другие ткани. Если задача стоит объединить их с трикотажем, то с широкими ремешками хороши ‘подкройные’ модели. Они не прямые, а чуть изогнутые, в форме банана. На  прямоугольную фигуру такие ремешки тоже ложатся лучше. И вообще – они лучше. Но они же и дороже, просто потому, что, чтобы изготовить такой ремешок, нужен бОльший кусок кожи и бесхозного сырья от него тоже остается больше, чем когда из куска режут десяток прямых ремешков. Не то чтобы при нынешнем курсе это было бодрящей информацией, но, во всяком случае, теперь вы лучше понимаете процесс ценообразования.

 

Теперь о пряжке и стиле ремня. Наша c Дашей проблема крылась именно здесь. В ответ на мои пространные разъяснения о том, что ремень на трикотажном платье не должен быть на талии, а должен лежать ниже, Даша прислала  снимок c ремешком, прилежно надетым на бедра. Широченный, как корсет, ярко-розовый ремень с огромной круглой пряжкой, словно орден гражданина посла. Крупным планом растерянное лицо Дарьи, звучит тревожная музыка. Симметричная, нарядная пряжка, расположенная строго по центру, под пупком,  оставляла ощущение, что ремень был тщательно надет, а не брошен.  А ремень на трикотаж не надевается, а именно кладется. Он должен выглядеть так, словно он сполз, продолжая тему небрежности, которую вы начали в тот момент, когда облачились в джерси. Поэтому все пряжки на ремешках, которые вы носите поверх трикотажных платьиц, кофточек и свитеров,  смещайте  в сторону. Это мелкая манипуляция принесет  много радости вам и вашим близким.

 

Ремень должен выглядеть так, словно он сполз, продолжая тему небрежности, которую вы начали в тот момент, когда облачились в трикотаж.

Не все пряжки легко переживут такие вольности. Гигантская ярко-розовая круглая пряжка на широком ярко-розовом ремне никаких тазобедренных нововведений не перенесла. А вот металлическая скобка мужского ремня – с радостью примет любой вектор. Даже если она вдруг окажется строго посередине, ощущения неуместности она не создаст. Подчеркнуто-элегантные  ремешки с круглыми и квадратными пряжками, обтянутыми тем же материалом, что и сам ремень, пустAbout-the-Belt-Niina-Belt-Aloneь продолжают традиционный репертуар, на талии. С панибратским трикотажем им подружиться не удастся (за исключением Шанелей и Макквинов).   Не спешите, однако, избавляться от них, они вам пригодятся в сочетаниях других тканей и фактур.  Все остальные пряжки в новой неформальной среде, как правило, адаптируются легко.

 

Ремешки с незаметными, скрытыми, пряжками, с металлическими  бляхами любой формы: овальными, квадратными или прагматичными скобками мужского пояса – легко подхватывают различные манипуляции. Мне  особенно нравятся мужские ремни дизайнеров, славящихся петушиным стилем, к которому среднестатистический мужчина обычно не знает, с какой стороны подступиться: Дольче Габбана, Пол Смит, Дриз ван Нотен. Правда, они обычно шире, чем нужно для простоты манипуляций, но это может быть ваш следующий шаг.

Вот так, сегодня вы стали немножко проворнее и ловче. Рассматривая привычные фотографии моделей и уличных красавцев,  вы теперь сможете замечать новые детали. Внизу фотографии для закрепления пройденного материала.

 

 

 

 

1.nocrop.w1800.h1330.2x

Ralph Lauren,  2015

SAMSUNG CAMERA PICTURES

Redreidinghood.com 

SAMSUNG CAMERA PICTURES

Redreidinghood.com 

PARIS SS15

Peter Stigter 

05b93dc8-4e21-11e3-9b0f-062e13789e081

Brunello Cucinelli

a12192d6d4c55b75ebab896737a7217b

Rosie Huntington Whiteley

befa3825fee796174ce5cc66eea423fc

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

74091-96de2-30690321-m750x740

 

Jane Birkin

Michael KorsMichael Kors

katemossabouthtebelt Kate Moss

 

ONP_7181

1.nocrop.w1800.h1330.2x

Ralph Lauren Fall 2015

 

]]>
https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/beltstrategies/feed/ 9
Прощание с 2015 https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%bf%d1%80%d0%be%d1%89%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d0%b5-%d1%81-2015/ https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%bf%d1%80%d0%be%d1%89%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d0%b5-%d1%81-2015/#comments Mon, 18 Jan 2016 18:59:45 +0000 https://www.natlaurel.com/?p=7646 У моего любимого русского дизайнера Светланы Левадной  в Инстаграме я подсмотрела, как в последний день уходящего года она всегда находит минуту и записывает, что принес ей год ушедший. Мне это показалось верным. Вместо того, чтобы строить наполеоновские планы на 2016-й, который еще неизвестно чем чреват, провожу-ка я достойно прошлое. 31 декабря я этой минутки не нашла, а вот под старый Новый год руки дошли.

ИНТЕРЬЕР
MarcelWandersInspiredInterior2015 год стал для меня интерьерным прорывом. В 2013 на меня свалился огромный дом. 400 квадратных метров в неинтересном, непонятном и далеком от меня стиле (добро пожаловать в Кремниевую Долину, где за баснословные деньги ты получаешь не то, что хочешь, а что досталось благодаря инсайдерской информации риелтора). Год я в панике металась, потому что обустройство интерьера было не увлекательным процессом, а проблемой. В 2014 начала двигаться на ощупь. Мне никак не удавалось связать в единое целое себя, Грубого Шуру и дом.  Я люблю все отстраненно-утонченное, Сашка процветает между Икеей и Маримекко, а дом принес с собой дополнительную волну консервативной традиционности. Все трое тащат проект в разные стороны. Почти весь 2014  я двигалась на ощупь, а  в 2015-м случился прорыв. Мне показали  голландского дизайнера Марселя Вандерса,  у которого есть все, что свойственно Сашке, дому и мне.   Насмотревшись его работ, я, наконец, поняла, как  искать общий знаменатель. Мы даже закончили первую комнату, это столовая, где принимаем гостей, репетитора по немецкому языку и где – ура – через неделю начнутся мои вокальные занятия.

САД

Когда саженцы оливковых деревьев вытесняют «манолы», ты понимаешь, что очередной рубеж пройден.

2015 стал для меня годом садового дизайна. Как только интерьер конвертировался из проблемы в приятный процесс, тут же стало ясно, что к дому еще прилагается сад в 20 соток, который нужно продумать и распланировать, потому что понатыканное в нем предыдущими хозяевами расползлось или засохло. То, что не засохло, досушили мы, сражаясь с интерьером. Много-много месяцев я билась с различными фирмами, которые предлагали мне свои план-проекты с оценочной стоимостью в $100K+ за посадку черенков и розовых кустов, приступить к которым они смогут не раньше чем через полгода, потому что у них следующие шесть месяцев уже забиты заказами (добро пожаловать в Кремниевую Долину еще раз). Но, наконец, я нашла золотую середину между мексиканскими подрядчиками и независимым дизайнером – и процесс пошел. Парадный мой подъезд ныне напоминает – цитируя современника – «пустыню и верблюжье дерьмо», но зато за задний забор уже зацепилась шипами только что высаженная красная роза в окружении сиреневого жасмина, призванного подчеркнуть такой же оттенок стульев в столовой, окна которой выходят в этот темный уголок. Посадочный прогресс медленно движется к парадному подъезду. В 2015-м году я потратила весь свой летний обувной бюджет на оливковые деревья. Когда саженцы оливковых деревьев вытесняют «манолы», ты понимаешь, что очередной рубеж пройден.

 

AnOliveTree

 

ЗДОРОВЬЕ

Но самое главное, 2015 год стал для меня прорывом в здоровье. Весь 2015-й я провела в походах по врачам: с детьми, пожилыми родителями и своим никчемным иммунитетом. Больше всего сил, времени и денег в 2015 году я потратила на медицинские тесты и анализы, панорамные CT-сканы, second opinions и походы к врачам, которые не принимают страховку. Когда взоры и свободный капитал обращаются с “манол” и черенков оливковых деревьев на здоровье, ты понимаешь, что пройден еще один рубеж.

Начиная с 2013-го я решала одну проблему, которая мучила меня всю жизнь, но после рождения детей сделала мое существование невыносимым. Почти три года я рыла ходы в американской здравоохранительной системе, и в 2015-м моя кротовья деятельность наконец-то дала плоды.

Мой психоневрологический портрет никак не выделяется из типичного профиля современного человека. Немного OCD (ОКР), маленько ADD (СДВГ) и пожизненный СХУ. Добавим к этому творческую нервозность – и я ничем не хуже и не лучше окружающих.

– В Долине многие страдают от хронической усталости, – покачала головой эндокринолог, выпихивая меня из кабинета.

– Тут, в Долине, у всех ADD,  – сказал  Грубый Шура, – у меня тоже,  – и уткнулся в компьютер.

Но Шура со своим ADD двигается вперед, а я топчусь на месте, подавляемая усталостью и анекдотичной рассеянностью. Когда мне было 20-ть, это были особенности характера, в чем-то даже очаровательные. После 30-ти, когда появились дети и трудовая деятельность набрала обороты, я поняла, что повышенная рассеянность и быстрая утомляемость стали какими-то уж очень повышенными и скоростными, откусывают по кускам мою жизнь и скоро сожрут ее всю. Я решила разобраться. Все началось в 2013-м году, с похода к сомнологу, и это – отдельная илиада.  Врач, который помогает мне ее совершать, посоветовала  эту книгу. Она изменила мою жизнь.

 

why isnt my brain working kharrazian

 

Книга была издана в 2013-м, и она о связи гастроэнтерологии с психикой, неврологией и, грубо говоря, о том, куда идут наши силы: душевные и физические. Это не новая тема, но в мою жизнь она пришла в 2015-м, а вместе с ней – истории и судьбы людей. Некоторые мне очень близки, кого-то я знаю заочно, через блог. И для этих людей я бы очень хотела все, что понимаю, тут описать.

 

Всю жизнь я наивно предполагала, что у меня здоровое питание. К этому у меня были предпосылки. Все, что попадает под термин SAD (Standard American Diet), не про меня. Я не ем fast food, чипсы и хлопья по утрам, не пью кока-колу. Я так же не понимаю fat-free молочных изделий и этот «ихний» так называемый «хлеб», который лежит на полках месяцами.  Не использую замороженные полуфабрикаты, у нас в доме принято много готовить, супы и овощи – привычное меню. Когда к нам в первый раз пришел консультант по солнечным батареям и просмотрел наш газовый счетчик, он с квадратными глазами спросил: «Вы что, готовите?» Спрашивал он так, словно мы не готовим, а танцуем голыми при луне. То есть, в Пало-Альто и окрестностях не готовит никто. Итого, по средним меркам, я ем здоровую пищу. Учтем еще, что Калифорния вообще и Кр. Долина в частности, это сильно выше среднего. Мне повезло: у меня хороший метаболизм, фигура и кожа, которые никаких нежелательных реакций на еду никогда не производили. Поэтому горячо любимую мною сложную гурманскую еду, кофе по-венски (с Джомолунгмой из взбитых сливок), круассаны с маскарпоне и творения категории Herr Mendl я исключать не намеревалась.

 

После рождения погодков я продолжаю таскать на себе 5 лишних килограммов, но они как-то равномерно распределились, и при помощи одежды и – главное – обуви припрятать их несложно. Одежда  – моя стихия, я знаю, что верно подобранная, она способна творить чудеса. Без лишних кэгэ, безусловно, оно было бы вольготнее, но в принципе меня все устраивает, и с весом в 49 кг и в 60 кг я чувствую себя красавицей. Я никогда в жизни не страдала желудочно-кишечными расстройствами и только один раз – после курса неудачно подобранных гормональных таблеток – столкнулась с лишним весом. В результате я не имею опыта сдерживаться и ограничиваться в еде. О еде я размышляю исключительно в гедонистических терминах.

мне нужно было услышать звук собственного голоса, чтобы приблизительно ощутить, что же я хочу

Первым поворотом для меня стала встреча с Надей из Лос-Анджелеса,  calif_n, которая ведет Инстаграм о тренировках и питании и составляет программы. Сейчас  таких  специалистов и энтузиастов тьма, но меня чем-то очаровала именно она. Так что, отправившись  в очередной раз в Лос-Анджелес тряхнуть стариной и потанцевать латину, я предложила ей встретиться. При встрече Надя сразу меня спросила: «Что бы вы хотели? Ничего, – слукавила я. – Просто встретиться, поболтать». Мы проболтали час с половиной и, уже почти прощаясь, я спросила, а что, если бы вот я захотела заказать себе программу?

– Так все-таки Вы не просто так захотели встретиться! – восторжествовала Надя.

Я, откровенно говоря, и в тот момент не знала, что именно я хотела. Я думаю, мне нужно было услышать звук собственного голоса, чтобы приблизительно ощутить, что же я хочу.

– Вам никакая программа не нужна, – сказала Надя, указав взглядом на тортик. – Вы его слишком аппетитно едите. Это Ваша жизнь. Она без тортиков станет скудной. Вы, как Сильфида, потеряете свои крылышки. Порхайте.

И это была сущая правда. Вернее, Надя дипломатично оформила диагноз: «Вы  не готовы». Но я услышала звуки собственного голоса, и поршни закрутились. Я начала медленно понимать, зачем я завела этот разговор. Дело было не в фигуре. Дело было в… здоровой старости. Как любой человек, родивший детей после 30-ти, ты невольно думаешь о том, где и как ты будешь, когда им будет 20, 30 и так далее. И сейчас я точно знаю, что в 25 и в 35 родитель нужен так же сильно, как в 5 и в 15. По-другому. Но сильно нужен. Поэтому пару месяцев спустя я написала Наде письмо, и Надя, как человек воспитанный, дала мне несколько советов, среди которых рекомендовала убрать молочное. Для тех из вас, кто давно и плотно занимается здоровым питанием, это простейшая базовая информация. Для меня это был снег,  упавший на голову  в 2015-м. Я никогда об этом раньше не задумывалась, хотя где-то в недрах памяти бродила случайно подхваченная в детстве фраза от папы о том, что молоко как цемент. Он нужен в детстве, но потреблять его во взрослые годы – все одно, что продолжать забивать достроенную квартиру цементом. По-моему, это он почерпнул у Владимира Леви, которым увлекался тридцать лет назад. Увлечение его сохранило чисто академический характер.

 

Я попробовала убрать все молочное ради любопытства. И вдруг получила какой-то феерический результат. Нет, я не похудела. Вернее, похудела, но ничего феерического в 2 сброшенных килограммах нет. Я всю жизнь страдала от вечной слабости и быстрой утомляемости. А тут я вдруг превратилась в пробку из-под шампанского. Я просыпалась в 7 утра, чувствуя себя полным «Дядей Степой», выскакивала, словно кузнечик, из кровати (неслыханно, я всю жизнь вылезала оттуда, как ржавая газонокосилка), сразу из кровати ныряла в непрогретый бассейн (невиданно, когда я принимаю душ, в ванной – турецкие бани), потом неслась на спорт, потом переделывала гору дел, после шести вечера по-прежнему была полна сил (чудеса) и – главное – наслаждалась каждой минутой жизни, что мне никогда не было свойственно. Я прожила 30 с лишним лет меланхоличным осликом Иа. А тут меня радовало решительно все и вся. Так длилось дней десять, пока однажды утром меня не выключили. Я просто проснулась в своем обычном состоянии тяжелых предчувствий и низкого завода. Состояние, в котором я прожила больше тридцати лет. Да, вечером накануне я что-то не то съела. И выпила. Что есть и пить было не надо. И больше я это не ем. И не пью.

я на собственной шкуре вдруг ощутила, как еда, ни словом ни жестом не беспокоя желудок, бьет сразу по состоянию психики и нервной системы.

Увы, полностью состояние пока не вернулось. Оно возвращается кусками. Забегая вперед, скажу, что, если бы дело было в одной только молочной непереносимости, все было бы волшебным образом просто. В ту феерическую неделю  для меня сошлась масса факторов. Дали плоды мои усилия на поприще сна, сыграли роль какие-то цикличные гормональные схемы, по отладке которых тоже ведутся работы. Но это был для меня первый звонок, когда я  на собственной шкуре вдруг ощутила, как еда,  ни словом ни жестом не беспокоя желудок, бьет сразу по состоянию психики и нервной системы.

 

В скорости после этого я заказала на Амазоне книжку Харазяна Why Isn’t My Brain Working. Когда она пришла, я расхохоталась. Научный талмуд с корешком в четыре сантиметра шириной я не осилю никогда. С кислой миной я села в кресло и встала из него через четыре часа с квадратными  глазами. Нет, не так. Из кресла встал уже совершенно другой человек. Человек, которому  популярно объяснили все причинно-следственные связи того, что происходит в организме.

Последний раз с таким увлечением я  читала книгу «Виконт де Бражелон». Нам с моей подругой Катькой было по девять лет, мы возвращались из школы и, сбросив ранец, не раздеваясь и не разуваясь, прямо в пальто садились в кресло и погружались в Виконта, пока в нас не кидался сапогом вернувшийся с работы родитель. Точно так же я летом 2015-го читала «Мозги» Харазяна. Вдруг передо мной открылась вся моя жизнь. От начальной школы до сегодняшнего дня. Я вдруг получила ответы на вопросы, которые, как мне казалось, останутся черной дырой навсегда. Мой дурной иммунитет, «провалы в памяти», какая-то идиотская рассеянность, которая из очаровательных и смешных зарисовок в мои 20-ть после 30-ти начала превращаться в утомительные черты, подрывающие жизненный процесс всей семьи. Я начала понимать, почему я завалена начатыми проектами, как объяснить какую-то парадоксальную неспособность к концентрации при бешеной способности к концентрации, почему с детских лет на меня именно по выходным накатывает какая-то особенная усталость, что я падаю, сходив в магазин за хлебом (потому что только по выходным мама делала блины и сырники). Почему, когда после рождения детей  ритм стал более напряженным, я живу с ощущением, что мой жизненный ресурс исчерпан, при том, что из всех врачебных кабинетов я неизменно выхожу (и всю жизнь выходила) с чистой больничной картой. И вот эта книга открыла для меня дверь, о существовании которой я даже не подозревала.

Книга рассказывает о том, как нарушения желудочно-кишечного тракта влекут за собой неврологические изменения, которые найдут свое выражение в депрессиях, неспособности сконцентрироваться, ОКР (OCD), низкой концентрации, неспособности держать фокус, низкой обучаемости,  хронической усталости и, наконец, в аутизме и болезни Альцгеймера. При том, эти нарушения могут вообще никак себя не проявлять в желудочно-кишечном тракте, а сразу бить по нервной системе и психике. Помимо идей, ставших для меня откровением, мне очень импонирует манера, в которой книга написана. Это то, как я стараюсь разговаривать с вами. Много, обильно, подробно, копаясь в мелочах, without cutting corners. Включая все сложное и подноготное, но при этом, стараясь изо всех сил сделать это как можно более доступным, понятным и немного развлекательным. Я не люблю односложных высказываний, я хочу понимать всю логическую цепочку и причинно-следственную связь и бесконечно ценю в специалистах способность рассортировать информацию, отделить и убрать то, без чего на данном этапе можно обойтись, и вычленить то, что должно коснуться ушей и глаз читателя. У Харазяна эта способность на очень высоком уровне. На русский язык книга не переведена, но она переведена на немецкий. Это далеко не первое и не единственное издание на заданную тему, но моей путеводной звездой стало именно оно.

 

Среди родителей аутичных детей хорошо известны книги британского автора Natasha Campbell-Mcbride о связи кишечника и психологии/неврологии. Gut and Psychology syndrome (GAP). Платформа этого автора, невролога, диетолога и родителя, избавившего собственного ребенка от отсталостей в развитии, состоит в том, что ответственность за современную эпидемию неврологических расстройств во многом лежит на пищевой индустрии и современной диете, состоящей из сахара, переработанных мясных изделий и гибридизированной пшенице (пресловутый глютен). Кэмпбэлл объясняет механизмы и дает советы, как диетой улучшить состояние ребенка с неврологическими расстройствами. Эту книгу мне посоветовали одновременно несколько человек (врачи и подписчики в Инстаграме), хотя дети у меня обыкновенные, со стандартным развитием, но постоянно простужающиеся и в результате пережившие многочисленные циклы антибиотиков и стероидов. За два с половиной года каждый из них прошел через ДЕСЯТЬ крупов, плюс пневмонию, плюс бронхит с госпитализацией.  В результате, у меня младший реагирует  практически на все продукты бешеной сыпью, которую педиатр рекомендует мазать детским кремом.  Хотя они у меня по всем показателям совершенно нормально развиты, на фоне общей массы детей – спокойны и говорят на трех языках, я материнским чутьем ощущаю, что есть вещи, которые не так. Памятуя свои «не таки», я решила эту цепочку прервать и остановить. Так что книгу о ГАПС-диете я тоже прочитала и кое-что для выстраивания новой диеты позаимствовала.

На русский язык книга Кэмпбэлл-Макбрайд  не переведена, но упоминаний ее в рунете много, хотя известна она, в основном, родителям детей аутичного спектра. Боем глютену, казеину и пастеризованным молочным продуктам общественное сознание во многом обязано ей. Видимо, это и есть пресловутые «британские ученые». Сама Кэмпбелл-Макбрайд наша соотечественница , вот ее страница.

 

Моя троюродная сестра вытащила своего четырехлетнего сына с симптомами отсталости развития (в четыре года не говорил, не приучался к туалету) при помощи советов, которые, как я теперь понимаю, произрастают из книги Кэмпбелл и специалистов этой школы. События с моим племянником происходили давно и далеко от меня, до меня доносились лишь обрывки непонятной мне тогда – как любому непричастному к такой теме человеку – информации (убрали глютен, зачем? водят к остеопатам, к чему?). Но, в общем, кузина моя ребенка вытащила, и сейчас это обыкновенный детеныш: читает, пишет, разговаривает, ходит в обычную школу, в кружок авиаконструкторов и т.п. Из рассказов родственников я понимаю, что ситуация была тяжелая и она его именно вытащила, он не просто «перерос». Мне кажется, она даже сама сейчас до конца не понимает, что она тогда сделала. Я, кстати, не верю в «перерос». Это распространенная среди педиатров концепция, но мне кажется, что организм просто обучается подстраиваться под удары, наносимые ему средой/едой/стрессом, переадресует туда драгоценные ресурсы, а потом проблема вылезает в других проявлениях, от неуспеваемости в школе и дурного характера, до рака и болезни Альцгеймера. Педиатров все это уже не касается.

Я не верю в «перерос». Это распространенная среди педиатров концепция, но мне кажется, что организм просто обучается подстраиваться под удары, наносимые ему средой/едой/стрессом, переадресует туда драгоценные ресурсы, а потом проблема вылезает в других проявлениях. Педиатров они уже не касаются

Книга Харазяна, ставшая для меня главной находкой 2015-го, во многом перекликается с работой Кэмпбелл-Макбрайд. Но она рассчитана скорее на пациента, у которого неврологические расстройства идут (пока) фоном и официальная медицина признает его здоровым. Кэмпбелл фокусируется на том, что аутизм принимает эпидемический характер. Харазян – на том, что болезнь Альцгеймера и деменция подаются нам как норма старости, а по сути являются результатом скверной диеты, изобилующей сахаром, колбасами и хлебом, изготовленным из изменившегося за последние десятилетия глютена.

 

Если в двух словах, то современный глютен (клейковина) это не тот глютен, что ели наши бабушки и мамы. Это нововыведенный сорт злака, который в результате гибридизации (это не ГМО)  и последующего дезамидирования начал содержать протеин, вызывающий у многих людей аутоимунные заболевания. Выражается это часто не в желудочно-кишечных недугах, а в неврологических нарушениях и расстройствах психики. Ну а потом, до кучи, ситуация уже заканчивается раком желудка и кишечника, пришедшим «из ниоткуда».

Согласно Харазяну выяснять глютеновую непереносимость современные американские лаборатории не приспособлены, потому что практически все они выносят вердикт на основе теста TG2 (антитела на alpha gliadin и кишечный transglutaminase), призванный тестировать человека на целиакию. Это заболевание было открыто в 50-х гг. прошлого века голландским педиатром Willem-Karem Dicke. Позже были выявлены два гена: HLA-DQ2 и HLA-DQ8, ассоциирующиеся с повышенным риском этого заболевания. Однако, целиакия (резкая желудочно-кишечная реакция на глютен) как была, так и остается редким заболеванием, в связи с чем, у бОльшинства людей анализ будет негативным и никакой информации им не даст.  Он по сути бесполезен.  Тестирование на одну целиакию оставляет за кадром огромную группу людей со “спящей” реакцией на глютен, которая может миновать желудочно-кишечный тракт целиком и сразу бить по мозгам и нервной системе или проявлять себя терпимыми гастроэнтерологическими реакциями, с которыми люди десятилетиями живут, не замечая вовсе или принимая за гастрит и прочие заболевания, с которыми справляется аптекарская снедь.

Для многих из них все закончится деменцией, и они никогда не узнают, что их деменция и болезнь Альцгеймера начались с непереносимости глютена и/или казеина (молочного протеина), нарушившими им кишечную флору.

 

Для многих все закончится деменцией, и они никогда не узнают, что их деменция и болезнь Альцгеймера начались с нарушения кишечной флоры.

 

Аргументы о том, что болезнь Альцгеймера и деменция есть результат увеличившейся продолжительности жизни, Харазян не принимает, и я с ним, откровенно говоря, согласна. Неврологические расстройства есть продукт современной еды. В XXI веке еда приблизилась к доисторической в том смысле, что ты понятия не имеешь, какая ягодка с какого кустика приведет в итоге к летальному исходу. Только в доисторические времена ты съел и помер, не отходя от кассы, а сейчас ты долго ешь, а потом так же долго помираешь от болезни Альцгеймера, источая радость на родных и близких.

 

Чтобы выявить «спящую» глютеновую непереносимость требуется более детальный анализ. В США он называется Panel Array 3 и включает в себя:

  • alpha gliadin
  • omega gliadin
  • gamma gliadin
  • deamidated gliadin
  • what germ agglutinin (WGA)
  • gluteomorphin
  • prodynorphyn
  • transglutaminase-2 (TG2)
  • transglutaminase-3 (TG3)
  • transglutaminase-6 (TG6)

 

В полевых условиях это выясняется при помощи очищения рациона от всех злаков и крахмалистых продуктов (все виды картошки, горошек, фасоль, в них содержится сахар), и богатых на сахар фруктов (таких как арбузы и виноград) на 2-3 месяца, и потом убранные продукты по одному вводятся обратно в рацион, и все реакции организма (сон, стул, кожа, эмоции, уровень энергии, и т.п.) записываются.  В обороте мясо, рыба,морепродукты,  яйца, овощи,  некоторые фрукты.  Пищевые «обидчики» должны быть убраны целиком для того, чтобы дать организму адаптироваться к новому режиму и проявить себя в очищенном виде.

Большинство тестов на непереносимость  оставляют зону неопределенности.  Так как  различных тестов приходится делать много и стоят они в США каждый с оливковый саженец,  то все, что можно выяснить при помощи диеты, есть смысл выяснить именно ею и потом дальше выбирать тесты, на основе того, что показала реакция на убранные и потом постепенно вновь введенные продукты. Зачастую анализ это дополнительная, а не основная  информация.

 

Когда организм начнет функционировать по-новому, вы этого, скорее всего, не заметите, а, вернее, по достоинству не оцените. Зато потом, когда убранные продукты вводятся по одному обратно и на какой-то из них у вас оказывается непереносимость, тут у вас из глаз посыпятся искры. У меня, например, начался зверский приступ артрита. Я всю жизнь была уверена, что это реакция на погоду. Самое восхитительное, что вы могли прожить с этой непереносимостью всю жизнь, и не знать о ней, потому что ваш организм давным-давно научился с ней бороться («перерос») а вы в результате этой борьбы, например, постоянно хотите спать. Или по 6-8 раз за зиму болеете ОРЗ.  Или вас все раздражает. Или  вы так и не защитили ту диссертацию. Или так и не научились играть на гитаре. Или так и не сказали тому самому важному человеку, как он/она для вас важен… Потому что не нашли в себе сил. Потому что ваш организм был занят. Переработкой того, что он перерабатывать не рассчитан.

Самое восхитительное, что вы могли прожить с этой непереносимостью всю жизнь, и не знать о ней, потому что ваш организм давным-давно научился с ней бороться («перерос») а вы в результате этой борьбы, например, постоянно хотите спать.

Некоторые в итоге многомесячной диеты смогут вернуться к определенным продуктам, некоторые смогут есть их только в ограниченных количествах, некоторые не смогут (или не захотят) вернуться к чему-то уже никогда.

 

В своей книге Кэмпбелл говорит о двух-трех годах жесткой диеты, перед тем как начинать вводить продукты-«отказники» обратно в рацион, но там речь идет о сильно токсичных детях, с серьезными неврологическими диагнозами. Для людей которые страдают «просто» депрессиями, утомляемостью, OCD (ОКР), нервозностью, рассеянным вниманием и подобной «мелочью» может быть достаточно нескольких месяцев. Мне и моему трехлетке хватило двух месяцев, чтобы увидеть улучшения. Детеныш стал спокойнее, меньше болеет, я стала меньше спать и легче вставать по утрам. Ни разу за зиму не заболела, что есть вообще какая-то фантасмагория.

Распоясавшись  во время Нового Года, я вижу, как все возвращается в прежнее русло. Эти флэш-бэки невероятно полезны, потому что нет ничего более убедительного, чем боль и необъяснимые детские визги после двух месяцев спокойного «переросшего» ребенка.

 

Глютен, как и все в Америке, это в первую очередь индустрия. Хотите без глютена? И без казеина? Да пожалуйста. Вот вам целая полка в Whole Foods соевых сырков и  йогуртов, и антресоль безглютеновой кукурузной пасты. А вот на кассе пожалуйте еще журнальчег Gluten-free. Ну а вот там, за углом, есть еще пекарня безглютеновых булочек, нашпигованных страшной фигней. Навстречу безглютеновым позывам, словно по желанию девочки Жени из Катаевского Цветик-Семицветика, вываливается целая армия феерического дерьма с парадной вывеской gluten-free, продраться через которую можно только с помощью бешеного фокуса и глубинного понимания проблемы. Вот это понимание мне дали эти две книги. У Кэмпбелл более hands-on и более узкая направленность на детей с определенными диагнозами, у Харазяна более глубокий, научный (научно-популярный) подход и больше информации для людей, признанных официальной медициной здоровыми.

Если выбор стоит между «упругой попой» или круассаном, то круассан. Но, если выбор стоит между круассаном и возможностью написать полезный текст или играть с детьми, то текст. И дети.

Я довольно быстро проскочила стадию безглютеновых заменителей, в том числе не без помощи книги Кэмпбелл, и сейчас выстраиваю себе новую диету. Повторюсь, книга Кэмпбелл более hands-on и проще к перевариванию (она банально короче), зато работа Харазяна стала для меня сумасшедшим мотиватором.

Я никогда в жизни не смогу озаботиться  фигурой так, как буду заботится о мозгах. Все, что я никогда не смогла бы исключить из рациона: сыры, круассаны, взбитые сливки и Herr Mendl – полетело вверх тормашками, как только я поняла, что моя продуктивность и «завод» напрямую зависят от них. Если выбор стоит между «упругой попой» или круассаном, то, конечно, круассан. Но, если выбор стоит между возможностью быстро и качественно написать полезный текст или провести выходной, играя с детьми, то конечно же текст. И дети.

 

И еще одна мысль из книги Харазяна, открывшая мне чакры и укрепившая веру в себя. Сейчас будет о том, что организм всегда подсказывает, что ему нужно, хотя иногда эти подсказки кажутся совершенно безумными. Харазян ссылается на методику хиропрактора Ted Caririck тренировки блуждающего нерва (vagus nerve). Это нерв, который берет свое начало из яремного отверстия в черепе и заканчивается в брюшной полости, по сути, выстраивая коммуникационный канал между мозгом и кишечником. Четырехлетний ребенок с отсталостью в развитии зачастую и не говорит, и продолжает зависеть от памперса, потому что эти две функции имеют взаимозависимость, как раз за счет блуждающего нерва, а, вернее, в силу его скверной работы. Пожилой человек с развивающейся деменцией постепенно начнет зависть от памперса, возвращаясь в младенческое состояние, когда работа блуждающего нерва еще не развилась и не отладилась. Признанный официальной медициной в целом, “здоровый” человек, мечущийся в поисках решений, потому что, например, не может есть продукты с высоким содержанием протеина (мясо и яйца) тоже по сути страдает от нарушения коммуникационного канала блуждающего нерва. Нерв этот, как и бицепс, можно натренировать. И один из способов это сделать – при помощи громкого пения. Можно петь в машине, дабы не нервировать соседей и семью. Стоишь в пробках, да и пой себе, только громко. Именно громкое пение стимулирует блуждающий нерв. Другое упражнение: полоскать горло, издавая при этом громкий звук “А-а-а”. Только нужно полоскать и издавать так, чтобы на глаза наворачивались слезы, тогда это тренировка. Через несколько недель усердного пения и полоскания должны наступить улучшения в пищеварении.

Тренируйте блуждающий нерв. Пойте. Громко.

Я не знаю, как передать, что со мной произошло, когда я это прочитала. Я спокойно ем яйца, не испытываю задержки речи, скорее, наоборот, и не писаю в памперс, но вот уже много-много лет я  испытываю острую потребность петь.  Вот просто на каком-то физиологическом уровне.  Вам знакомо чувство, когда вам вдруг срочно требуется съесть какой-нибудь фрукт? Или, скажем, наесться морской капусты? Вот так же точно я желаю петь. И в феврале я начну брать уроки вокала.  Если уж тренировать блуждающий нерв, то делать это нужно красиво.   Моя подруга рассказала, что в школьные годы, в Петербурге в 90-х у нее была преподавательница, которая учила их хоровой коллектив с массой разнообразных упражнений старой школы. Моя мечта хоть как-то приобщиться к этой школе и сохранить эти приемы. Мне кажется, там столько мудрости и здоровья.

А сейчас, когда вы закончили смеяться, вспомните грузинскую полифонию. Почему она нас так восхищает? Потому что окончательно обезоруживает та красота, которая служит высоким целям.  Здоровью и долголетию. Тренируйте блуждающий нерв. Пойте. Громко.

 

*****

Диеты и пения может оказаться недостаточно. В зависимости от того, в каком состоянии находится организм, нужны еще добавки и витамины. Они же должны помочь выдержать напористые требования засахаренных кишок, когда вы лишите их привычных сахарных поставок. Кишки будут требовать и вопить, что их пригласила фрау Меркель.

 

Добавки и витамины я уже подбираю не сама, а с врачом, который в Штатах называется Functional Medicine. Это междисциплинарная область, объединяющая гастроэнтеролога, эндокринолога, терапевта и, наверное, еще кого-то. Вероятно, модное английское слово “холистик” это тоже оно. Я долго ходила по традиционным врачам, но там ловить нечего. Наконец, высидела своего «альтернативщика» (ждала приема полгода, когда записывалась, мне сказали, мы не знаем, когда вас смогут принять) и дождалась. Среди прочего она использовала raw data из 23andme, потом заказала горы анализов по какому-то особому протоколу (я сказала, делаем все, гулять, так гулять, прощайте «Манолы»). Я сделала в лабораторию четыре ходки, потому что лаборанты привыкли делать стандартные тесты и с моим заказом постоянно ошибались: то они не знали, что делать с незнакомыми бумажками, то я якобы не вовремя пришла, то они выбросили часть крови, потому что ее обычно не используют, а Functional Medicine использует, и пришлось идти к кровопийцам снова, ну и так далее. На основе этого мне намешали аминокислоты и подобрали витамины. Пью. Ждем. С моим врачом мне повезло, а с педиатром той же специализации – нет. Хотя ее порекомендовал другой хороший врач, педиатрическая моя тетка, наверное, хорошая, но дурная. Это раздражает, но другого пути кроме как проб и ошибок нет.

 

От диеты, пробиотиков, добавок и витаминов у меня ушли симптомы которые безумно мешали  жить.  Долгие годы  я воспринимала их как  неотъемлемую часть бытия (о, это великорусское терпение). Теперь  я стала четко ощущать свои плохие и хорошие дни, (раньше все были плохие), впервые за всю жизнь я не болею, когда вокруг меня болеют друзья и члены семьи. Я всю жизнь вспыхивал от ОРЗ как спичка, а последние три года по 5-7 раз за зиму. Детеныш стал болеть реже и легче, всего один круп (!) и, в целом, стал спокойнее, пока я не накидала в рацион опять молочных продуктов и не распоясалась под новый год. Сейчас подтягиваюсь.

Для многих из вас, все здесь написанное – прописные истины. Сейчас они для меня тоже стали прописными. Но еще год назад, 17 января 2015 года я ничего этого не знала.  А сегодня,  17 января 2016 года, мне уже кажется, что все мое существо состоит из этих знаний и забот, и с неофитскою страстию  я стараюсь выплеснуть его в мир. К тому же я знаю, что многие из вас сейчас находятся на распутье, получив куски информации из форумов, программ и советов доброжелателей. Я, конечно, хочу посильно помочь тем, кто пытается принять решение…

 

Вот такой получился год. До свидания, 2015. Спасибо за дом, сад, мозги и блуждающий нерв.  :)  2016-й, я готова к встрече с тобой!

 

 

]]>
https://www.natlaurel.com/ru/blog_ru/%d0%bf%d1%80%d0%be%d1%89%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d0%b5-%d1%81-2015/feed/ 54